Вспомни все
 

Развитие военных флотов перед Второй Мировой войной

Содержание действительно мощных Военно-Морских сил дело обременительное для любой экономики мира. Пожирающие огромные материальные ресурсы ВМС могли позволить немногие страны. Военные же флоты  становились скорее орудием политики чем действенной силой, а иметь мощные линкоры считалось престижным. Но позволить реально это имели всего 13 государств в мире. Дредноутами располагали : Англия, Германия, США, Япония, Франция, Россия, Италия, Австро-Венгрия, Испания, Бразилия, Аргентина, Чили и Турция (турки захватили и отремонтировали брошенный немцами в 1918 году «Гебен»).

 

После Первой мировой войны желание заиметь собственные линкоры высказывали Голландия, Португалия и даже Польша (с ее 40-километровым побережьем) и Китай, однако эти мечты так и остались на бумаге. Построить линкор своими силами могли лишь богатые и  индустриально развитые страны, в числе которых была и царская Россия.

 

Первая Мировая война оказалась последней, в которой происходили масштабные морские сражения между воюющими сторонами, самым масштабным из которых было  Ютландское морское сражение между английским и немецким флотом. С развитием авиации крупные корабли становились  уязвимыми и в дальнейшем ударная сила перешла авианосцу. Тем не менее линкоры продолжали строить и только Вторая Мировая война показала бесперспективность этого направления в военном кораблестроении.

 

После окончания Первой мировой войны на стапелях стран-победителей застыли корпуса гигантских кораблей. По проекту, например, французский «Лион» должен был иметь шестнадцать 340-мм пушек. Японцы заложили корабли, рядом с которыми английский линейный  крейсер «Худ» выглядел бы подростком. Итальянцы достраивали четыре суперлинкора типа «Франческо Кораччоло» (34 500 т, 28 узлов, восемь 381-мм пушек).

 

Но дальше всех пошли англичане — их проект линейных крейсеров 1921 года предусматривал создание монстров водоизмещением 48 000 тонн со скоростью 32 узла и 406-мм пушками. Четыре крейсера подкреплялись четверкой линкоров, вооруженных 457-мм орудиями.

 

Однако утомленная войной экономика государств требовала не новой гонки вооружений, а паузы. Тогда за дело взялись дипломаты.

 

США решили зафиксировать соотношение военно-морских сил на достигнутом уровне и принудили пойти на это другие страны Антанты (Японию пришлось «уговаривать» очень жестко). 12 ноября 1921 года в Вашингтоне состоялась конференция. 6 февраля 1922 года, после ожесточенных споров был подписан «Договор пяти держав», установивший следующие мировые реалии:

 

никаких новостроек в течение 10 лет, кроме двух линкоров для Англии;

 

соотношение сил флотов между США, Великобританией, Японией, Францией и Италией должно составлять 5:5:3:1,75:1,75;

 

по истечении десятилетней паузы никакой линкор не может быть заменен новым, если он моложе 20 лет;

 

максимальное водоизмещение должно составлять: для линкора— 35 000 тонн, для авианосца — 32 000 тонн и для крейсера — 10 000 тонн;

 

максимальный калибр орудий должен составлять: для линейных кораблей — 406 миллиметров, для крейсера — 203 миллиметра.

Флот Великобритании сокращался на 20 дредноутов. По поводу этого договора известный историк Крис Маршалл написал: «Как бывший британский премьер-министр А. Бельфур мог подписать такой договор — решительно не укладывается в моем сознании!»

 

Вашингтонская конференция определила ход истории военного кораблестроения на четверть века и имела для него самые пагубные последствия.

 

Прежде всего, десятилетняя пауза в строительстве, и особенно ограничение водоизмещения, остановила нормальную эволюцию крупных кораблей. В договорных рамках создать сбалансированный проект крейсера или дредноута было нереально. Жертвовали скоростью -возникали хорошо защищенные, но тихоходные корабли. Жертвовали защитой — спускались на воду «картонные» крейсера. Создание корабля — результат усилий всей тяжелой промышленности, поэтому искусственное ограничение на качественное и количественное совершенствование флота привело к тяжелейшему кризису.

 

В середине 1930-х годов, когда стала очевидной близость новой войны, вашингтонские соглашения были денонсированы (расторгнуты). Начался новый этап в строительстве тяжелых кораблей. Увы, система кораблестроения была нарушена. Пятнадцатилетнее отсутствие практики иссушило творческую мысль конструкторов. В результате вначале создавались корабли с серьезными дефектами. К началу Второй мировой войны флоты всех держав устарели морально, а большинство кораблей устарели физически. Многочисленные модернизации судов не изменили положения дел.

 

За все время вашингтонской паузы были построены только два линкора — английские «Нельсон» и «Родней» (35 000 т, длина — 216,4 м, ширина — 32,3 м, 23 узла; бронирование: пояс — 356 мм, башни — 406 мм, рубка — 330мм, палуба — 76—160мм, девять 406-мм, двенадцать 152-мм и шесть 120-мм пушек). По Вашингтонскому договору Британии удалось выторговать себе некоторое преимущество: она сохранила возможность построить два новых корабля. Конструкторам пришлось поломать голову, как вместить максимум боевых возможностей в корабль водоизмещением 35 000 тонн.

 

В первую очередь отказались от высокой скорости. Но одного ограничения веса двигателя оказалось мало, поэтому англичане пошли на коренное изменение компоновки, расположив всю артиллерию главного калибра в носовой части. Такое расположение позволило заметно сократить длину броневой цитадели, зато она получилась очень мощной. Кроме того, 356-мм плиты помещались с наклоном 22 градуса вовнутрь корпуса и были перенесены под наружную обшивку. Наклон резко увеличил сопротивляемость брони при больших углах падения снаряда, что имеет место при стрельбе с большого расстояния. Внешняя обшивка срывала со снаряда «макаровский» наконечник. Цитадель закрывалась толстой броневой палубой. С носа и кормы установили 229-мм траверсы. Зато вне цитадели линкор оставался практически незащищенным — классический образец системы «всё или ничего».

 

«Нельсон» не мог вести огонь главным калибром прямо по корме, но необстреливаемый сектор ограничивался 30 градусами. Носовые углы почти не прикрывались противоминной артиллерией, ибо все шесть двухорудийных башен с 152-мм пушками занимали кормовую оконечность. Механическая установка перекочевала ближе к корме. Все управление кораблем сосредоточили в высокой башнеподобной надстройке -еще одно новшество. Последние классические дредноуты «Нельсон» и «Родней» заложили в 1922 году, спустили на воду в 1925-м, а ввели в строй в 1927-м.

 

 Кораблестроение перед Второй Мировой войной

 

Вашингтонский договор ограничил строительство новых линкоров, но не смог остановить прогресс в кораблестроении.

 

Первая мировая война вынудила специалистов пересмотреть взгляды на ведение морских операций и на дальнейшее техническое оснащение боевых кораблей. Военное кораблестроение должно было, с одной стороны, использовать все производственные достижения современной промышленности, а с другой— выставляя свои требования, побуждать промышленность работать над усовершенствованием материалов, конструкций, механизмов и вооружения.

 

Броня

 

В отношении изготовления броневых цементированных плит большой толщины в послевоенный период было внесено мало улучшений, так как качество их почти достигло предела еще в начале XX века. Однако удалось все-таки улучшить палубную броню, применив специальные вязкие стали. Это новшество было особенно важно ввиду увеличения дистанции боя и появления новой угрозы — авиации. Палубная броня в 1914 году весила около 2 тысяч тонн, а на новых линкорах ее вес довели до 8—9 тысяч тонн. Это связано со значительным усилением горизонтальной защиты. Броневых палуб стало две: главная — по верхней кромке броневого пояса, а под ней — противоосколочная. Иногда выше главной ставилась третья тонкая палуба — взводная, для срывания со снарядов бронебойного наконечника. Ввели новый тип брони-- противопульную (5— 20-мм), которую применяли для местного прикрытия личного состава от осколков и пулеметного огня с самолетов. В военном кораблестроении для постройки корпусов были введены высокоуглеродистые стали и электросварка, что позволяло значительно уменьшить вес.

 

Броня по своему качеству осталась почти равноценна броне Первой мировой войны, но калибр артиллерии на новых кораблях вырос. Для бортовой брони существовало простое правило: ее толщина должна быть больше или примерно равна калибру стрелявших по ней орудий. Пришлось снова увеличивать защиту, но сильно утолщать броню было уже невозможно. Общий вес брони на старых линейных кораблях был не больше 10 тысяч тонн, а на новейших - около 20 тысяч! Тогда стали делать броневой пояс наклонным.

 

Артиллерия

 

Во время Первой мировой войны, как и в предвоенные годы, бурно развивалась артиллерия. В 1910 году в Англии сходят на поду корабли типа «Орион», вооруженные десятью 343-мм пушками. Данное орудие имело вес 77,35 тонны и выпускало 635-кг снаряд на дистанцию 21,7 километра. Моряки поняли, что «Орион» только начало в повышении калибра, и промышленность стала работать в этом направлении.

 

В 1912 году США переходят на 356-мм калибр, одновременно 14-дюймовки ставят на свои линкоры Япония («Конго») и даже Чили («Адмирал Кохрейн»). Орудие весило 85,5 тонны и стреляло 720-кг снарядом. В ответ англичане в 1913 году заложили сразу пять линкоров типа «Куин Элизабет», вооруженных восемью 15-дюймовыми (381-мм) пушками. Эти уникальные по своим характеристикам корабли заслуженно считались самыми грозными участниками Первой мировой войны. Их орудие главного калибра весило 101,6 тонны и посылало 879-кг снаряд со скоростью 760 м/с на расстояние 22,5 километра.

 

Немцы, спохватившиеся позже других государств, успели в самом конце войны построить линкоры «Байэр» и «Баден», вооруженные 380-мм орудиями. Германские корабли были почти аналогичны английским, но к этому времени американцы установили на своих новых линкорах по восемь 16-дюймовых (406-мм) пушек. На подобный калибр вскоре переходит и Япония. Орудие весило 118 тонн и стреляло 1015-кг снарядом.

 

Но последнее слово все-таки осталось за Владычицей морей -заложенный в 1915 году большой легкий крейсер «Фьюриэс» предназначался для установки двух 457-мм орудий. Правда, в 1917 году, так и не вступив в строй, крейсер был переоборудован в авианосец. Носовая одноорудийная башня была заменена взлетной палубой длиной 49 метров. Пушка весила 150 тонн и могла раз в 2 минуты посылать 1507-кг снаряд на 27,4 километра. Но даже и этому монстру не суждено было стать самым большим орудием за всю историю флота.

 

В 1940 году японцы свой суперлинкор «Ямато» вооружили девятью 460-мм пушками, установленными в трех огромных башнях. Орудие весило 158 тонн, имело длину 23,7 метра и стреляло снарядом весом от 1330 до 1630 килограммов (в зависимости от типа). При угле возвышения 45 градусов эти 193-сантиметровые изделия улетали на 42 километра, скорострельность — 1 выстрел в 1,5 минуты.

 

Примерно в это же время очень удачную пушку для своих последних линкоров удалось создать американцам. Их 406-мм орудие с длиной ствола 52 калибра выпускало 1155-кг снаряд со скоростью 900 км/ч. Когда пушка использовалась как береговая, то есть исчезало ограничение угла возвышения, неизбежное в башне, то дальность стрельбы достигала 50,5 километра.

 

Аналогичные по мощности орудия были спроектированы в Советском Союзе для планируемых к постройке линейных кораблей. 15 июля 1938 года в Ленинграде был заложен первый великан (65 000 т), его 406-мм  пушка могла выбрасывать тысячекилограммовые снаряды на 45 километров. Когда осенью 1941 года немецкие войска приблизились к Ленинграду, одними из первых с дистанции в 45,6 километра их встретили снаряды опытного орудия-- прототипа пушек главного калибра так и не построенного линкора, установленного на Морском научно-исследовательском артиллерийском полигоне.

 

Значительно совершенствуются и корабельные башни. Во-первых, их конструкция позволила придавать орудиям большие углы возвышения, что стало необходимым для увеличения дальности выстрела. Во-вторых, основательно улучшились механизмы заряжания орудий, что позволило довести скорострельность до 2— 2,5 выстрела в минуту. В-третьих, улучшается система наводки. Для того чтобы правильно навести орудие на движущуюся цель, надо иметь возможность плавно поворачивать башни, весящие более тысячи тонн, одновременно это нужно делать довольно быстро. Перед Второй мировой войной наибольшая скорость вращения была доведена до 5 градусов в секунду. Совершенствуются и противоминные орудия. Их калибр остается прежним — Ш5— 152 мм, но вместо палубных установок или казематов их помещают в башни, это приводит к возрастанию боевой скорострельности до 7—8 выстрелов в минуту.

 

Линейные корабли стали вооружать не только орудиями главного калибра и противоминной  (правильнее было бы сказать -противоминоносной) артиллерией, но и зенитными пушками. По мере того как росли боевые качества авиации, усиливалась и умножалась зенитная артиллерия. К концу Второй мировой войны количество стволов доходит до 130—150. Зенитная артиллерия была принята двух видов. Во-первых, это орудия универсального калибра (100—130 мм), то есть способные вести огонь как по воздушным, так и по морским целям. Таких пушек ставили 12—20. Они могли доставать самолет на 12-километровой высоте. Во-вторых, для стрельбы по быстро маневрирующим на малой высоте самолетам применялись малокалиберные автоматические зенитки калибром от 40 до 20 миллиметров. Эти системы обычно монтировались в многоствольные установки кругового вращения.

 

Противоминная защита

 

Большое внимание уделили конструкторы и защите линейных кораблей от торпедного оружия. При взрыве нескольких сот килограммов сильнейшей  взрывчатки, заполняющей боевую часть торпеды, образуются газы с колоссальным давлением. Но вода не сжимается, поэтому корпус корабля получает мгновенный удар, словно молотом из газов и воды. Этот удар наносится снизу, под водой, и опасен тем, что в пробоину немедленно врывается огромное количество воды. К началу Первой мировой войны считалось, что такая рана смертельна.

 

Идея устройства подводной защиты зародилась в русском флоте. В начале XX века молодой инженер Р. Р. Свирский пришел к мысли о своеобразной «подводной броне» в виде промежуточных камер, отделяющих место взрыва от жизненно важных частей корабля и ослабляющих силу удара по переборкам. Однако проект на какое-то время затерялся в бюрократических канцеляриях. Впоследствии на линейных кораблях появилась именно такого типа подводная защита.

 

Были выработаны четыре системы бортовой защиты от взрыва торпеды. Наружная обшивка должна быть тонкой, чтобы не давать массивных осколков, за ней имелась камера расширения — пустое пространство, дававшее возможность взрывным газам расшириться и уменьшить давление, далее - камера поглощения, принимавшая оставшуюся энергию газов. За камерой поглощения ставилась легкая переборка, образовывавшая фильтрационный отсек, на случай если предыдущая переборка будет пропускать воду.

 

В германской системе бортовой защиты камера поглощения состояла из двух продольных переборок, причем внутренняя — 50-мм броневая. Пространство между ними заполнялось углем. Английская система заключалась в установке булей (выпуклые полусферические наделки из тонкого металла на бортах), наружная часть которых образовывала камеру расширения, затем имелось пространство, заполненное целлюлозой, затем две переборки-- 37-мм и 19-мм, образовывавшие пространство, залитое нефтью, и фильтрационный отсек. Американская система отличалась тем, что позади тонкой обшивки поставили пять водонепроницаемых переборок. Итальянская система основывалась на том, что вдоль корпуса шла цилиндрическая труба из тонкой стали. Пространство внутри трубы было заполнено нефтью. Дно кораблей стали делать тройным.

 

Само собой все линкоры имели системы управления огнем, позволяющими автоматически вычислять углы наводки орудий в зависимости от дальности до цели, скорости своего корабля и корабля противника и связь позволяющую передавать сообщения из любой точки океана, а также пеленговать корабли противника.

 

Помимо надводного флота быстро развивался и подводный. Подводные лодки были значительно дешевле, быстро строились и наносили серьезный ущерб противнику. Самых впечатляющих успехов во Второй Мировой войне достигли немецкие подводники потопив за годы войны 5861 торговое судно (учитывались водоизмещением свыше 100т.) общим тоннажем 13 233 672 тонны. Кроме того, ими было потоплено 156 боевых кораблей, среди которых 10 линкоров.

 

К началу Второй мировой Англия, Япония и США имели на своем вооружении авианосцы. Один авианосец имела и Франция. Строила свой авианосец и Германия, однако при высокой степени готовности проект был заморожен и некоторые  историки полагают, что к этому приложил руку шеф Люфтваффе Герман Геринг, не пожелавший получить неподконтрольную ему палубную авиацию.

 

 

 

Комментарии

1  2 
















1  2 

RSS лента комментариев этой записи
Обновить список комментариев

Оставить комментарий


ФИО: (*)
Текст сообщения: (*)
Антиспам 4 + 1 =