Вспомни все
 



СУ-152

В декабре 1942 года конструкторскому бюро ЧКЗ было выдано задание на разработку тяжелого самоходного штурмового орудия. Всего за 25 дней коллектив завода представил прототип новой машины под заводским обозначением У-11 на базе тяжелого танка КВ-1С. Для ее вооружения была выбрана 152.4-мм гаубица-пушка МЛ-20 образца 1937 года, созданная КБ артиллерийского завода в Мотовилихе во главе с Ф. Ф. Петровым. На тот момент это орудие было одним из лучших по своим характеристикам среди представителей советской тяжелой артиллерии. Оно могло выступать как в роли гаубицы с навесной траекторией полета снаряда для борьбы с укреплениями, обстрела по площадям и разрушения заграждений, так и в роли пушки с настильной траекторией полета снаряда - для стрельбы прямой наводкой и уничтожения бронированных подвижных целей. Для решения всех этих задач орудие МЛ-20 имело соответствующие типы боеприпасов: 


осколочно-фугасная пушечная граната ОФ-540
осколочно-фугасная стальная гаубичная граната ОФ-530
осколочная гаубичная граната сталистого чугуна О-530А
бронебойно-трассирующий остроголовый снаряд БР-540
бетонобойный гаубичный снаряд Г-530


Однако по сравнению с предыдущей моделью штурмового орудия - танком КВ-2 - вооружение не удалось разместить во вращающейся башне из-за значительно большей длины отката орудия. Поэтому артсистему смонтировали в неподвижной шестигранной боевой рубке. При этом качающаяся часть гаубицы-пушки МЛ-20 почти не претерпела изменений; она крепилась к специальной раме-станку, которая, в свою очередь, соединялась с передней броневой плитой боевой рубки. Выступающие за габарит рубки противооткатные устройства орудия защищались массивной броневой маской, которая служила также уравновешивающим элементом. Такое конструктивное решение позволило расширить полезный объем боевого отделения и улучшить его обитаемость (конструкторы Уральского Завода Тяжелого Машиностроения при разработке средней САУ СУ-122 разместили орудие на тумбовой установке, которая по своим возможностям уступала рамной. Поэтому уже в ходе работ по модернизации СУ-122 ее оснастили рамной конструкцией установки орудия, а впоследствии она использовалась во всех новых образцах средних и тяжелых самоходок). Ходовая часть от танка КВ-1С каких-либо серьезных изменений не претерпела.


В боевой рубке размещается экипаж самоходки и боекомплект - 20 артвыстрелов раздельного заряжания. Экипаж состоит из 5 человек: командира машины, командира орудия (наводчика), механика-водителя и заряжающего с замковым. В качестве личного оружия члены экипажа имеют пистолет-пулемет ППШ и несколько ручных гранат Ф-1. Для управления артиллерийским огнем самоходка оснащалась телескопическим прицелом СТ-10 и панорамой Герца. Средства связи включали в себя радиостанцию 10Р или 10РК и переговорное устройство ТПУ-4БисФ.


Прототип самоходки, получивший индекс КВ-14, был показан правительству в самом начале 1943 года. После этого ЧКЗ получил приказ о немедленной подготовке серийного выпуска этих машин. Такая ультимативность объяснялась достаточно просто - помимо необходимости в штурмовых орудиях при наступательных боевых действиях, КВ-14 была единственной машиной, способной уничтожать новый немецкий тяжелый танк Pz Kpfw VI "Тигр" на любых дистанциях боя. Коллектив ЧКЗ, проявив максимум усилий и трудового героизма, выполнил поставленную задачу - первые серийные самоходки КВ-14 покинули сборочные цеха завода в феврале 1943 года.

Здесь надо отметить то обстоятельство, что на тот момент ЧКЗ выпускал не только тяжелые танки КВ-1С, но и куда большее количество средних Т-34. Поэтому адаптация сборочных линий под КВ-14 проходила таким образом, чтобы никоим образом не нарушить производство "тридцатьчетверок" и продолжать выпуск тяжелых КВ-1С. Только уже после запуска в серию тяжелого танка ИС и самоходок на его базе производство Т-34 на ЧКЗ было свернуто в их пользу.


Новые машины весной 1943 года начали поступать в учебные части, а затем и в действующую армию. Тогда их переименовали в СУ-152, на этот раз уже окончательно. В процессе выпуска новых самоходок в них вносились небольшие конструктивные изменения, направленные на улучшение технологии их производства и боевых качеств. В частности, для СУ-152 была разработана турельная установка зенитного пулемета ДШК. Однако век СУ-152 в производстве оказался недолгим - на ЧКЗ полным ходом шла разработка нового тяжелого танка, который хоть и являлся прямым наследником КВ, но "обратной совместимости" с ним по узлам и механизмам не имел. Пока отработка его шасси не была закончена, ЧКЗ выпускал СУ-152 и "переходную модель" КВ-85 (т. к. башню для нового танка сконструировали быстрее, чем ходовую часть и ее можно было поставить на шасси КВ). К концу осени 1943 года эти работы были успешно завершены и постепенно место СУ-152 на конвейере заняла ее прямая наследница ИСУ-152. Всего за этот период ЧКЗ выпустил свыше 600 СУ-152 (Различные авторы приводят отличающиеся цифры, например в обзоре В. Н. Шункова "Оружие Красной Армии" указано на 620 выпущенных СУ-152, а в других источниках часто встречается упоминание о 704 выпущенных самоходках этого типа).


Изначально самоходками СУ-152 вооружались отдельные тяжелые самоходно-артиллерийские полки (ОТСАП) в составе 12 машин каждый. Несколько таких подразделений были сформированы весной 1943 года, но главные события, где самоходкам СУ-152 предстояло сыграть важную роль, были еще впереди. Советское командование имело достаточно разведданных о готовящемся немецком летнем наступлении на Курской Дуге, в том числе и о возможном массированном применении неприятелем новых танков и САУ. Из всей советской бронетехники только СУ-152 могли успешно им противодействовать без необходимости тесного сближения. Поэтому на самые танкоопасные направления были переброшены 24 СУ-152 в составе двух ОТСАП. Бойцы-пехотинцы с восторгом встретили появление новых советских самоходок, а они, в свою очередь, их не разочаровали. 5 июля вермахт начал свою операцию "Цитадель", обрушив на советскую оборону мощнейший танковый удар. Действуя в обороне в основном из засад, СУ-152 показали, что нет такой вражеской техники, которую они не могли бы уничтожить. 152-мм бронебойные снаряды разбивали средние немецкие танки Pz Kpfw III и Pz Kpfw IV, броня новых "Тигров" и "Пантер" тоже не могла ничего противопоставить этим снарядам.

Зачастую за неимением бронебойных снарядов по танкам врага стреляли фугасными или бетонобойными. При попадании в башню фугасный снаряд срывал ее с погона. Бывали моменты, когда эти башни буквально летали в воздухе. Наконец, СУ-152 была единственной советской боевой машиной, способной успешно противостоять грозной немецкой САУ "Фердинанд". Многие самоходчики на Курской Дуге проявили героизм и высокое умение владеть вверенной им техникой, например майор Санковский вместе с экипажем своей СУ-152 уничтожил только за один день 10 немецких танков. За все время Орловско-Курской операции его ОТСАП записал на свой боевой счет 7 "Фердинандов" и 10 "Тигров", не считая прочих немецких машин других типов (в разных источниках цифры слегка разнятся, в некоторых упоминаются уничтоженные 8 "Фердинанды" и 12 "Тигров"). За такую результативность против бронированного "зверинца" вермахта СУ-152 приобрела в Красной Армии почетное прозвище "Зверобой". 


Разумеется, СУ-152 отнюдь не была идеальной конструкцией. Как и все советские САУ той же компоновочной схемы, она имела небольшой угол горизонтальной наводки (12 градусов). По этому показателю она проигрывала большинству немецких САУ того же назначения (т. е. штурмовым орудиям или истребителям танков). Только в конструкции ИСУ-122С советским разработчикам удалось улучшить этот параметр. Как следствие, СУ-152 была уязвима к фланговым атакам. Кроме того, 60-мм бортовая броня в 1943 году уже не могла служить надежной защитой от снарядов немецких длинноствольных 75-мм и 88-мм орудий. Большая масса 152-мм артвыстрелов раздельного заряжания требовала от заряжающего столь же большой физической силы и не способствовала повышению и без того невысокой скорострельности. В городских штурмовых боях не помешало бы наличие пулемета. Ходовая часть СУ-152 унаследовала от КВ-1С все ее недостатки в моторно- трансмиссионной группе. Но несмотря на все это, самоходка имела у фронтовиков репутацию очень нужной машины в любых боевых обстоятельствах - ее огромная огневая мощь с лихвой компенсировала все недостатки.


После победного завершения Курской Битвы СУ-152 активно использовались в наступательных действиях Красной Армии на всех фронтах от Карелии до Крыма. Организация ОТСАП в конце 1943 года претерпела существенные изменения - теперь в полку по штату была 21 самоходка - 4 батареи по 5 машин плюс еще одна машина командира полка. В 1944 году ОТСАП начали постепенно перевооружаться на более совершенные ИСУ-152 и ИСУ-122. В конструкции этих машин удалось устранить многие недостатки, которые шли от исходного базового шасси КВ, а также усилить бронирование без увеличения общей массы САУ. Разработанная для СУ-152 турельная установка пулемета ДШК как раз и пригодилась для оснащения новых САУ серии ИСУ. Сами же самоходки СУ-152 продолжали активно использоваться в боях с вермахтом, поэтому лишь немногие из них встретили победную весну 1945 года. Но в отчаянной схватке летом 1943 года они заложили еще один камень в основание Великой Победы.
 

Комментарии

1  2  3  4 
















1  2  3  4 

RSS лента комментариев этой записи
Обновить список комментариев

Оставить комментарий


ФИО: (*)
Текст сообщения: (*)
Антиспам 6 + 6 =