Вспомни все
 



P-40 "Киттихаук"

Широко использовавшийся советскими ВВС в годы Великой Отечественной войны американский истребитель Кертис Р-40 (разные варианты которого более известны у нас под английскими названиями "Томагаук" и "Киттихаук") не заслужил в Советском Союзе столь большой популярности как, скажем, "Аэрокобра", прекрасной рекламой которой стали испещренные звездочками воздушных побед машины Покрышкина и его соратников. Р-40 остался в тени своих более удачливых собратьев. О применении этого самолета нашими союзниками написано много, о действиях же их на советско-германском фронте - гораздо меньше.
 
Одномоторный цельнометаллический истребитель Р-40 был запущен в серию весной 1940. Особенно высокими характеристиками он не отличался, но был прост, надежен и технологичен в производстве, что и требовалось бурно растущей американской военной авиации. Спешно укрепляющие свои ВВС Англия и Франция также дали на него свои заказы.
 
Когда началась Великая Отечественная война, эта машина уже прошла определенный путь эволюции. С учетом опыта англичан ввели бронезащиту (включая бронестекло), протектирование баков, усилили вооружение, последовательно ставя на поток модификации Р-40В и Р-40С и их экспортные варианты "Томагаук I", "Томагаук IIA" и "Томагаук IIВ". Затем с мая 1941 освоили производство варианта с новым мотором и практически новым фюзеляжем - Р-40D, которого вскоре сменил в цехах Р-40Е с еще более мощным вооружением из шести крупнокалиберных пулеметов (в английских ВВС обе эти модификации именовались "Киттихаук I").
 
Первая партия самолетов была отгружена из США вместе с другими военными материалами для СССР в сентябре 1941. Это еще не было ленд-лизом, который начал распространяться на СССР только с ноября - самолеты были куплены в Америке за золото. В эту партию входили 20 Р-40 самых первых серий (без всяких буквенных индексов), которые к этому времени использовались американцами только для учебных целей и один Р-40G - переделанный Р-40 с крылом от Р-40С (с четырьмя дополнительными пулеметами).
 
Параллельно из Англии с первыми конвоями, шедшими в Архангельск, отправили в виде военной помощи свои "Томагауки IIВ", аналогичные Р-40С, но несколько отличавшиеся по оборудованию и с крыльевыми пулеметами английского калибра 7.б9мм. Английские и американские самолеты начали собирать на площадке в 25 км южнее Архангельска с помощью английских техников и американских летчиков-инструкторов, а затем перегоняли в Вологду. В 1942 "Томагауки" пошли и через Иран. Всего в нашу страну прибыло 146 "Томагауков IIВ" из Великобритании и еще 49 в счет английских обязательств были отгружены прямо с завода "Кертис" в Буффало.
 
Первым, по-видимому, освоил заокеанскую технику 126-й истребительный полк ПВО. Он приступил к боевым операциям на "Томагауках" 12 октября 1941. Действуя на западном и Калининском фронтах, полк участвовал в обороне Москвы. За месяц боев (до 15 ноября) летчики полка совершили на американских истребителях 665 боевых вылетов и сбили 17 самолетов врага. Старший лейтенант С.Г.Ридный летая на этой машине получил звание Героя Советского Союза.
 
Чуть позже, в ноябре 1941, под Ленинградом на "Томагауках" начал воевать 154-й полк, а в декабре - 159-й. Оба они вошли в состав Восточной оперативной группы, обеспечивавшей прикрытие транспортных самолетов, доставлявших через Ладогу грузы в осажденный Ленинград. Немцы ожесточенно пытались разрушить "воздушный мост". В отражение их ударов внесли свою лепту и "Томагауки". Например, 17 декабря 1941 П.А.Покрышев из 154-го полка (впоследствии дважды Герой), защищая транспортные машины с пятью "Кертисами" принял бой против девяти "Мессершмиттов". Ему же одному из первых на советско-германском фронте удалось сбить модернизированный истребитель "Мессершмитт Вf-109f". А комэску П.А.Пилютову в одиночку пришлось сопровождать девятку ПС-84. Прикрывая их в поединке с шестью немцами он сбил двух и был подбит сам.
 
Несколько машин этого типа имел известный 2-й гвардейский смешанный авиаполк ВВС Северного флота.
 
Наши летчики оценивали "Томагаук" в целом выше, чем английский "Харрикейн", который действительно уступал американской машине по всем основным показателям, кроме взлетно-посадочных характеристик. Однако, все были согласны с тем, что эта машина много хуже и современных советских и немецких истребителей. Недостаточная скорость и плохая скороподъемность рекомендовали ее не лучшим образом. Отмечались и положительные качества - удобная кабина с хорошим обзором, фонарь хорошей прозрачности с устройством аварийного сброса, неплохое вооружение - секундный залп "Томагаука IIB" почти вдвое превышал таковой же у МиГ-3. Маневренность на горизонталях была хуже, чем у всех советских и немецких истребителей, но лучше, чем у "Харрикейна"
 
Особенно выделялась значительная по советским меркам дальность полета - до 1100км. Мотор "Аллисон" при работе на пониженных оборотах и бедной смеси отличался хорошей экономичностью и самолет мог долго держаться в воздухе. Это позволяло эффективно использовать "Томагаук" как истребитель сопровождения и для полетов над морем.
 
Положительно оценивалась также прочность и надежность планера самолета и хорошая зашита летчика - бронестекло на наших истребителях тогда почти не применялось.
 
Немаловажно было и то, что самолет был вполне доступен летчику средней квалификации, устойчив и "предупредителен" в полете. Известен случай, когда в 1942 приемщик майор Н.И.Храмов а Архангельске за несколько часов ознакомился с "Томагауком" и взлетел на нем, выполнив комплекс фигур высшего пилотажа.
 
Заслуженно высоко оценивалась прочность и живучесть машин. Свидетельством этому многочисленные удачные тараны, совершенные советскими летчиками на "Томагауках" и "Киттихауках". Первым, по-видимому, был капитан А.Б.Чирков из 154-го полка: 20 января 1942 он таранил "Томагауком" немецкий самолет в районе Погостья. А Герой Советского Союза А.С.Хлобыстов из 147-го таранил трижды, причем первые два раза - в одном и том же бою. Более того, и бил он одной и той же правой плоскостью. Шестерка наших истребителей встретилась с большой группой "Юнкерсов" и "Мессершмиттов", шедшей на Мурманск. Истратив в бою боеприпасы, Хлобыстов ударом сзади разбил хвостовое оперение одного из немецких истребителей. Продолжая управлять машиной, он второй раз пошел на таран - теперь уже лобовой - и сломал крыло "Мессершмитту". Отказавшись выпрыгнуть с парашютом, герой благополучно дотянул до родного аэродрома. Это случилось 8 апреля 1942. В этом же бою еще один таран совершил капитан А.Поздняков. А в марте 1943 два "Киттихаука" из 766-го полка вступили в бой с двенадцатью "Мессершмиттами". Лейтенант Б.Николаев протаранил немца и спасся на парашюте.
 
С технической эксплуатацией "Томагауков" в Советском Союзе было немало хлопот. Ломались шестерни и хвостовики электрогенераторов и их заменяли на отечественные ГС-650. Отказывали моторы "Аллисон" - плавились и заклинивали подшипники (предполагают, что именно это было причиной гибели известного североморского аса Б.Сафонова), перегревалось масло. Из-за дефектов маслосистемы на борту случались пожары - так, например, горел Герой Советского Союза Л.Харитонов в 964-м полку. В частях маслосистему часто дорабатывали. "Аллисоны" нередко "стреляли шатунами" что приводило к тяжелым авариям. Поначалу не хватало боеприпасов: первые полученные из-за рубежа машины комплектовались ими всего на четыре - пять вылетов. Трудно было и с запасными частями - их, в основном, снимали с разбитых самолетов.
 
Особенно тяжело приходилось "Томагаукам" зимой - они оказались совершенно неприспособленными к зимней эксплуатации. От холода разрывало соты маслорадиаторов, лопались камеры колес. Загустевала и замерзала смесь "Локхид #5" в гидросистеме, из-за чего отказывало шасси. Боролись с этим по разному. Масло и гидросмесь на ночь стали сливать, также как и антифриз из системы охлаждения, врезав для этого в магистрали сливные краны. Заменяли импортные смеси отечественными, которые лучше переносили морозы. А механикам 154-го полка для пайки разорванных радиаторов пришлось даже собирать по селам серебряные ложки.
 
Поскольку "Томагаук" плохо подходил для равного боя с истребителями противника, его у нас старались применять как истребитель ПВО и для ударов по наземным целям. Для усиления огневой мощи "Томагауки" оборудовались направляющими под четыре ракетных снаряда РС-82, которые использовались для поражения вражеских бомбардировщиков и автобронетанковой техники врага.
 
С начала 1942 параллельно с "Томагауками" в СССР начал поступать их усовершенствованный вариант - "Киттихаук I" (Р-40Е). Поскольку на западе Р-40 использовался в первую очередь как штурмовик, то и совершенствование машины шло именно в этом направлении: усилили бронезащиту, ввели бомбовую подвеску, увеличили скорость (за счет улучшения аэродинамики и более мощного двигателя) и дальность. Но все это подняло вес истребителя и закономерно ухудшило скороподъемность, снизило потолок, увеличило время выполнения виражей, длину разбега на взлете и особенно пробега при посадке.
 
Продолжавшие прибывать "Томагауки" передавались на пополнение частям, уже имевшим эти машины, а также поступали на вооружение частей ПВО. Так весной 1942 их получил 964-й полк ПВО, располагавшийся восточнее Ленинграда. В этом полку из одного "Томагаука" сделали учебную спарку с очень тесной второй кабиной. В системе ПВО "Томагауки" удержались до конца войны: даже в 1945 там еще имелось 27 таких самолетов.
 
Первыми у нас получали "Киттихауки" те же полки, которые успешно освоили "Томагаук". В основном поступали модификации "Киттихаук I" и "Киттихаук IА", выпускавшиеся на экспорт в Англию, в том числе и тропические варианты с мощными "пустынными" фильтрами. В большинстве случаев в СССР эти фильтры снимали (например в 154-м полку), так как они увеличивали аэродинамическое сопротивление, но кое-где они успешно применялись, в частности, на песчаных аэродромах Заполярья.
 
"Киттихауков" шло значительно больше, чем "Томагауков", и на них стали перевооружать все новые части. Весной 42-го эти истребители поступили в некоторые эскадрильи полков 258-й смешанной авиадивизии на Карельском фронте. Первой там освоила эти машины 2-я эскадрилья 19-го гвардейского полка. Примерно в это же время получили "Киттихауки" в смеси с "Харрикейнами" полки 122-й дивизии ПВО, прикрывавшей Мурманск. На Северо-Западном фронте на этих истребителях стали летать пилоты 436-го полка ПВО. Поступали они и в морскую авиацию, например, в знаменитый 2-й гвардейский смешанный полк на Северном флоте и в 7-й истребительный полк на Черном море.
 
У нас старались в первую очередь использовать плюсы этого самолета - мощное вооружение (хотя по секундному залпу Р-40Е несколько уступал немецкому FW190А-3 и английскому "Спитфайру VС", но тем не менее превосходил и "Мессершмитт Bf-109f", и американский Р-39D), большую дальность и продолжительность полета, живучесть, хорошее по советским меркам того времени радио- и приборное оборудование. Поэтому "Киттихауки" применяли там, где эти качества можно было реализовать - в ПВО, для бомбовых и штурмовых ударов, для сопровождения и разведки.
 
Во второй половине войны большая часть "Киттихауков" была направлена в систему ПВО. Там они с 1942 были самым массовым после "Харрикейна" иностранным истребителем, а в 1945 опередили и "Харрикейн", и "Спитфайр IX" вместе взятые. Малопригодный для боя с вражескими истребителями "Киттихаук", за счет скорости и мощного вооружения мог эффективно бороться с бомбардировщиками противника. Выше 4500м Р-40Е обгонял Як-1, хотя мотор "Аллисон" на западе считался низковысотным. Большая продолжительность полета на крейсерском режиме позволяла барражировать над охраняемом объектом или районом.
 
"Киттихаук" имел два основных недостатка как перехватчик - небольшой потолок и плохую скороподъемность. Хотя он использовался и ночью (например в 154-м полку), отсутствие каких-либо устройств обнаружения целей в темноте не позволяло ни вести самостоятельный перехват при отсутствии видимости, ни выполнять команды наведения по данным наземной РЛС из-за трудностей с ориентированием. Даже фару на "Киттихауке" нельзя было использовать в полете - она была выдвижной и выпускать ее разрешалось лишь на скорости, близкой к посадочной. Это четко проявилось при отражении налета немцев на американскую авиабазу в Миргороде в июне 1944, когда поднятые в воздух истребители 310-й авиадивизии ПВО темной безлунной ночью не смогли обнаружить ни одного самолета немецкого соединения.
 
В ПВО "Киттихауки" применялся также в роли самолета - осветителя. Такие машины занимали позицию на 2500-3000 м выше строя вражеских ночных бомбардировщиков и сбрасывали вниз светящиеся авиабомбы САБ-100, подсвечивая цели для атакующих. В этом качестве "Киттихаук", поднимавший шесть САБ-100, был лучше, чем "Харрикейн" (четыре) и отечественные истребители (по две). В таком качестве самолет был впервые успешно применен под Киевом в 1944.
 
Очень часто "Киттихауки" использовались как истребитель-бомбардировщик. Возможность применения этих машин для бомбометания была особенно ценна в 1942, когда в связи с нехваткой на фронте бомбардировочной авиации был издан специальный приказ наркома обороны "О применении истребительной авиации на поле боя в качестве дневных бомбардировщиков". В 154-м полку обычно вешали одну бомбу ФАБ-250 под фюзеляжем - этот вариант для Р-40Е считался штатным, а в 78-м полку на Северном флоте брали и ФАБ-500. Часто использовали комбинацию из одной ФАБ-250 и двух бомб по 100 кг. Например, во время удара североморских летчиков по порту Киркенес "Киттихауки" несли по одной фугасной ФАБ-250 и две зажигательных ЗАБ-100. На севере целями для "Киттихауков" были не только аэродромы, транспортные средства, укрепления, но и корабли противника. Уже упоминавшийся 76-й полк использовал их для топмачтового бомбометания. При этом бомба сбрасывалась с горизонтального полета над самой водой и рикошетировала от ее поверхности, пока не поражала борт корабля. Таким способом группа самолетов, ведомая капитаном В.П.Стрельниковым, за один день 11октября 1944 потопила две баржи и шесть мотоботов.
 
Огневую мощь "Киттихаука" также наращивали подвеской реактивных снарядов - по два РС-82 под каждым крылом. Их применяли как по самолетам противника, так и по наземным целям.
 
Во многих местах у нас "Киттихауки" использовали для разведки - и визуальной, и фотографической. Для фоторазведки обычно устанавливали в хвостовой части машины один плановый фотоаппарат. Так, в 30-м разведывательном полку ВВС Черноморского флота на этих машинах летала 3-я эскадрилья Ю.Н.Новикова. Имелись подобные переделки в 118-м разведывательном полку на Северном флоте и в других местах. Все эти доработки выполнялись прямо в частях и существенно различались между собой. На Ленинградском фронте был изготовлен специальный двухместный разведчик под маркой Р-40ЕФ (хотя за основу был взят, видимо, не Р-40Е, а несколько отличающийся от него Р-40К-5). Вооружения не было вообще, а соответствующие отсеки крыла были заняты дополнительными бензобаками. В США и Англии Р-40 как разведчик практически не использовался и специальные разведывательные варианты его не строились - единственный ХР-40А так и остался опытным образцом.
 
Весной 1942 части, сражающиеся под Ленинградом, испытывали острую нехватку запасных моторов "Аллисон". Из-за этого большое число "Томагауков" и "Киттихауков", моторы которых выработали ресурс, оказалось на приколе. В 154-м полку в мае 1942 без моторов стояли почти все машины. Это было тем более нетерпимо, что истребителей в тот период и так остро не хватало. На 1-й авиарембазе 13 ВА в Ленинграде по инициативе командира 154-го полка А.А.Матвеева и полковника П.Маликова занялись переделкой Р-40 под советские моторы М-105П и М-105Р. Всего таким образом было переделано более 40 истребителей, в том числе и несколько двухместных тренировочных машин. Такая вынужденная переделка ухудшила характеристики Р-40. Максимальная скорость у земли с мотором М-105П и винтом ВИШ-61П упала с 477 до 465 км/час. Большая часть переделанных таким образом самолетов была сосредоточена в 196-м полку, действовавшим над Ладогой. В январе 1943 четыре "Томагаука" с М-105 (в том числе одна самодельная спарка с открытыми кабинами и мотором М-105Р) из 156-то полка были приданы 12-й отдельной корректировочной эскадрилье. Они летали там до декабря, прикрывая разведчики Су-2 и Кертис О-52 при дневных вылетах.
 
На "Томагауках" и "Киттихауках" успешно сражались с врагом. Например, майор Найденов на "Томагауке" и "Киттихауке" до мая 1942 сбил 16 немецких самолетов и стал Героем Советского Союза. Он был далеко не единственным. Дважды Героем стал П.А.Покрышев из 154-го полка, в котором были и другие летчики, удостоенные этого высокого звания, включая уже упоминавшегося А.В.Чиркова. Героем Советского Союза стал в марте 1945 и капитан В.Г.Стрельников - мастер топмачтовых ударов. Этот список можно продолжать долго. Примечательно, что из летчиков союзников, воевавших на этом истребителе, никто даже близко не подошел к количеству побед, одержанных, например, Хлобыстовым. В январе 1943 на Северо-Западном фронте сержант А.Бородачев направил свой горящий "Киттихаук" в немецкий дот.
 
Советский Союз получал "Киттихауки" не только модификации Р-40Е, но и более поздние Р-40F, Р-40К, Р-40M, а затем и последнюю серийную модификацию Р-40N. Эти машины поступали в основном в полки ПВО и в морскую авиацию, что позволило возместить потери машин более ранних вариантов а 1942-43. В 1942 части ПВО потеряли более половины полученных "Киттихауков", в 1943 примерно одну шестую. В частности, Р-40N в 1943 получил 147-й гвардейский полк ПВО.
 
Вообще у нас все Р-40 после Р-40Е обозначались в документах просто как "Киттихаук" без указания модификации (если не считать отчетов таких организаций, как НИИ ВВС). Это существенно затрудняет возможность указания мест применения отдельных модификаций. Лишь по фотографиям можно определить модификацию и серию машины, да и то не всегда.
 
В Советском Союзе "Киттихауки" дожили до конца войны. В 1945 наша противовоздушная оборона еще располагала 644 "Киттихауками" - это было больше чем любых других иностранных истребителей. В послевоенное время все они были пущены на слом. В настоящее время единственным отреставрированным экземпляром "Киттихаука" у нас в стране располагает музей ВВС Северного флота. Кроме того, на Севере найден и доставлен в Москву "Томагаук". А ведь их насчитывалось в нашей авиации 2200 штук.
 
Котельников В.Р., Лейко 0.Ю., Вахламов В.С.

 

Комментарии

1  2  3  4  5 
















1  2  3  4  5 

RSS лента комментариев этой записи
Обновить список комментариев

Оставить комментарий


ФИО: (*)
Текст сообщения: (*)
Антиспам 3 + 2 =