Вспомни все
 



T-60

Первые Т-60 приняли бой осенью 1941 года - в битве за Москву. В этом сражении они честно и до конца выполнили свой долг по защите столицы. Их мобильность, неплохие эксплуатационные качества в условиях суровой зимы оказали существенную помощь при контрнаступлении советских войск в самом конце 1941 года. Темпы выпуска Т-60 в начале 1942 года были уже достаточны, чтобы приступить к формированию значительных по численному составу танковых частей. По положению на март 1942 года танковый корпус по штату должен был иметь 100 танков, из которых 40 машин были именно “шестидесятками” (остальные - 20 КВ и 40 Т-34). С середины апреля 1942 года численный состав корпуса был увеличен до 150 танков при сохранении процентного соотношения по типам машин.


Впереди была крайне тяжелая летняя кампания 1942 года. Для этого времени Т-60 был объективно слабее большинства противостоящих ему немецких танков. Его лобовое бронирование позволяло держать попадания пуль калибром 7,92 и 13,1 мм, снарядов 20-мм танковых и зенитных орудий и было существенным препятствием для снарядов 37-мм противотанковых пушек. При определенных обстоятельствах оно могло выручить и при попадании снаряда из короткоствольного 50 или 75 мм орудия. 20-мм пушка ТНШ-20 позволяла успешно бороться с вражескими легкими танками, бронетранспортерами и бронеавтомобилями. Бронепробиваемость ее снаряда была достаточно высока, чтобы с близких дистанций поражать в борт Pz.Kpfw.III и IV ранних серий. Однако в 1942 году удельный вес машин этих серий в Вермахте был невысок (равно как и легких танков Pz.Kpfw.I и II) - многие из них были просто уничтожены в боях 1941 года. Новые же немецкие танки стали оснащаться усиленным бронированием и длинноствольными орудиями калибра 50 и 75 мм. Они представляли серьезную опасность для Т-34 и даже для КВ, поэтому встреча с ними для Т-60 кончалась в большинстве случаев его поражением.


Как следствие этого, отношение советских танкистов к Т-60 было “не очень” - в солдатском фольклоре он часто проходил как "БМ-2" (братская могила на двоих). Однако были экипажи, которые не стеснялись называть Т-60 своими любимыми машинами. Часто они давали им звучные названия, как “Орел” или “Грозный”, и в бою их скромные Т-60 были достойны своих имен. Дело в том, что по своим данным “шестидесятка” была очень подходящей машиной для борьбы с вражеской пехотой. Известны случаи, когда один или два Т-60 срывали атаки сил неприятельской пехоты численностью до батальона. Небольшой размер, малошумность, высокая подвижность и ураганный огонь автоматической пушки ТНШ-20 и пулемета ДТ делали его страшным врагом немецких пехотинцев. 


Следует заметить, что легкобронированные машины, вооруженные скорострельной пушкой и пулеметом, сейчас очень широко представлены в армиях различных стран. Поддержка пехоты как раз и является одним из основных назначений этих боевых средств. Т-60 не мог транспортировать пехотинцев кроме как в открытую на своей броне. Но его огонь был существенной помощью для пехоты как в обороне, так и в наступлении. К сожалению, заменивший Т-60 новый легкий танк Т-70 уже не мог так эффективно поддерживать пехотинцев. Замена автоматической 20-мм пушки на 45-мм полуавтоматическую повысила бронепробиваемость, но резко снизила темп огня - с орудием по-прежнему управлялся только один командир машины. Но развитие Н.А.Астровым и сотрудниками линии Т-40, Т-60 и Т-70 привело к созданию самоходки СУ-76М, которая стала с 1943 года основным средством непосредственной поддержки пехоты в бою. 


Когда не было в распоряжении других, более подходящих машин, Т-60 вступали в неравные поединки с немецкими танками. Здесь для победы требовалось все умение, слаженность и мужество экипажа. Не имея возможности самому поразить врага, советские танкисты, используя маневренные качества “шестидесятки”, заманивали неприятельские танки под огонь противотанковых орудий или ружей. В наставлениях для экипажа Т-60 того времени указывалось, что в случае встречи с более сильным противником необходимо маневрировать на самой большой скорости, ведя постоянный огонь из пушки и пулемета по смотровым приборам вражеского танка. Этот огонь при удачном попадании мог ослепить его экипаж, нервировал немецких танкистов постоянными звуками рикошетирующих от брони снарядов и пуль, провоцируя их на неточную стрельбу или даже на выход из боя. 


Т-60 активно использовались на всех фронтах в течение 1942 года. Небольшие размер и масса позволили доставлять их на речных судах войскам, оборонявшим блокадный Ленинград. Чтобы не привлекать внимание авиации врага, груз таких судов хорошо маскировался под лес, песок или уголь навалом. В силу все тех же причин Т-60 использовались в десантных операциях на Черноморском побережье. Но апогеем их боевого применения стали Сталинградская битва и деблокада Ленинграда. В ходе снятия блокады советским войскам часто приходилось действовать в лесистой и заболоченной местности, где только Т-60 могли успешно оперировать из всей имевшейся тогда в наличии бронетехники. Начиная с 1943 года Т-60 стали переводиться на “вспомогательную” работу - они служили командирскими машинами самоходчиков, воевавших на СУ-76М; тягачами противотанковых пушек; в разведывательных подразделениях. Их место в рядах танковых частей заняли Т-70, которым, впрочем, была уготована та же участь, только несколько позже. Именно в таком качестве Т-60 встретили победный май 1945 года. Небольшое количество машин приняло участие в разгроме Квантунской армии на Дальнем Востоке. После войны все уцелевшие “шестидесятки” были очень быстро списаны. 


Немцы называли Т-60 “неистребимой саранчой” и вынуждены были с ними считаться. Тем самым они признавали за “шестидесяткой” достойное место среди модельного ряда советских танков. Некоторое количество Т-60, захваченных в 1942 году, немцы передали своему союзнику - Румынии, где на их базе разработали самоходную установку открытого типа TACAM. Эта машина вооружалась трофейной советской 76,2-мм пушкой ЗиС-3. Эта артсистема адаптировалась под немецкий 75-мм бронебойный снаряд и по бронепробиваемости румынская самоходка не уступала немецкой машине Marder II. Сами немцы использовали трофейные Т-60 в качестве тягачей для своих противотанковых пушек. 
До наших дней сохранились всего один полноценный экземпляр в Музее бронетанковой техники в Кубинке и натурная копия (только внешняя), изготовленная в конце 60-х годов, в музее Выксунского завода ДРО. 


В Музее обороны Ленинграда с марта 1947 года экспонировался танк Т-60 №164 из состава Ленфронта, на котором лейтенант Д.И.Осатюк при прорыве блокады в январе 1943 года одним из первых пробился на Большую землю. Впоследствии при ликвидации музея в 50-е годы танк №164 бесследно исчез. Один “шестидесятый” в хорошем состоянии, но без пушки ШВАК хранится в танковом музее в г. Парола (Финляндия). Наверное, единственный танк-памятник Т-60 находится в п. Глубокий Ростовской области. 
Модификации и проекты на базе Т-60.


Танк Т-60 оказался отличной базой для проведения различных экспериментальных работ и создания на его основе новых боевых модификаций. Для противовоздушной обороны танковых соединений и объектов, а также штабов требовалась бронированная зенитно-пулеметная установка, подвижность которой не уступала бы танкам. Поэтому в самом конце 1942 года на Горьковском автозаводе по собственной инициативе был построен танк 063 или Т-60-3 (3 - модификация, а не з - зенитный) со спаренной установкой двух зенитных пулеметов ДШК в открытой башне увеличенных размеров. Поскольку на заводе не смогли выполнить зубчатый венец погона башни с нужной для зенитной стрельбы точностью, танк на вооружение не приняли, хотя необходимость в подобном изделии оставалась очень острой и для него можно было бы использовать часть освободившегося парка танков Т-60.



На опытном танке ГАЗа Т-95, также изготовленном на базе “шестидесятки”, опробовали другой вариант установки такого же зенитного вооружения и прицелов, но и эта машина по ряду причин не выпускалась. Аналогичную работу проводил завод №37, построив в июле 1942 года по заданию Главного артиллерийского управления зенитную 37-мм автоматическую установку ЗСУ-37 на базе Т-60. Из-за недостаточной жесткости корпуса и опоры поворотной платформы она также оказалась неудачной и не была принята на вооружение.


Не дала ожидаемых результатов попытка создания открытой самоходной артиллерийской установки с 45-мм противотанковой пушкой М-42. На заводе №38 спроектировали и к лету 1944 года построили 76-мм открытую артиллерийскую общевойсковую самоходную установку ОСУ-76 - по идее предельно легкую и дешевую САУ непосредственной поддержки пехоты. На ней использовали дивизионное орудие ЗИС-3 образца 1942 года, а от танка Т-60 - трансмиссию и ходовую часть (с задней ведущей звездочкой). Дефицит 6-цилиндровых двигателей вызвал установку на ней старого 4-цилиндрового ГАЗ-М, что предопределило низкие удельную мощность и соответственно плохую подвижность машины. Для снижения веса пушка прикрывалась только спереди и частично по бокам противопульной броней толщиной всего 6 мм. Установка оказалась неустойчивой при выстреле - сказывались большая высота линии огня при короткой базе четырех опорных катков, хотя по опыту СУ-76М было известно, что для этой пушки требовалось шесть катков, малая масса машины - 4,2 т и несимметричное относительно оси положение орудия. Производство ОСУ-76 планировалось в 1944 году (план на III квартал - 129 машин) на ленинградском заводе №7 совместно с заводом №38 - поставщиком агрегатов ходовой части и трансмиссии. Однако из-за низких боевых качеств принята она не была, а в 1944 году, когда в войсках уже имелись более удачные установки СУ-76М, и не нужна. 


Для повышения в целом неплохой проходимости танка Т-60 по снегу на ГАЗе задумали предельно снизить удельное давление на поверхность и сделать его более равномерным. Для этого зимой 1942 года под руководством Н.А.Астрова с участием В.К.Рубцова и С.С.Строева на одном из образцов поставили на борт 8 опорных катков малого диаметра от электрокара, попарно связанных жесткими балансирами с рычагами четырех тележек подвески. Применили новую гусеницу с максимально уширенными траками удвоенного от нормального шага. Результат оказался хорошим - проходимость по снегу резко улучшилась, однако возросли механические потери и вибрации, а мощности двигателя не хватало для уверенного движения. Самую высокую проходимость по снегу любой глубины плотности показал опытный Т-60 с лыжно-гусеничным движителем системы С.С.Неждановского, также построенный зимой 1942 года. 


На танках Т-60 монтировались реактивные установки залпового огня БМ-8-24(изделие 52-353-Б), принятые на вооружение в конце октября 1941 года. 


Для переброски легких танков в составе десантов в тыл врага, а также для снабжения ими крупных партизанских отрядов конструктор легкой авиации О.К.Антонов предложил осенью 1941 года построить упрощенный буксируемый планер разового применения, в качестве фюзеляжа которого использовался бы корпус танка Т-60, а его ходовая часть - в качестве взлетно-посадочного устройства. Предполагалось, что такой комбинированный планер может буксироваться четырехмоторным бомбардировщиком ТБ-3 или самолетом ДБ-ЗФ до пункта назначения, а после расцепления производить посадку на площадку ограниченных размеров, сбрасывать крылья с хвостовым оперением и с ходу идти в бой. Задание на подобный летательный аппарат, которому не было аналогов в истории, О.К.Антонов, поддержанный начальником НТК ГБТУ генералом С.А.Афониным, получил в конце 1941 года. Машину спроектировали всего за две недели и к лету 1942 года построили на планерном заводе в Тюмени. Она получила название КТ (“Крылья танка”), а также обозначалась индексами А-Т, АТ-1 или планер А-40. 


Крылья с размахом 18 м и двухбалочное хвостовое оперение были выполнены по бипланной схеме для уменьшения размеров планера - длина его составляла всего 12,06 м. Тросовое управление подвели к месту механика-водителя танка, дополнительно оборудовав его зеркалами бокового и заднего обзоров. Саму машину предельно облегчили (до массы 5800 кг), сняв вооружение, боекомплект, фары, крылья и слив почти все топливо. 
Испытательный полет осенью 1942 года на буксире у ТБ-3 (планерист, он же механик - летчик-испытатель С.Н.Анохин) показал, что идея летающего легкого танка целесообразна и вполне осуществима. Однако ввиду большого аэродинамического сопротивления планера КТ, еще не имевшего обтекателей, буксировка потребовала использования максимальной мощности уже порядком изношенных двигателей ТБ-3, которые стали греться - планер пришлось в аварийном порядке отцепить. На удивление он нормально спланировал и удачно сел на кочковатом поле в районе Раменского аэродрома, вызвав панику среди зенитчиков и непредупрежденной команды батальона аэродромного обслуживания. Сбросив крылья, Т-60 своим ходом благополучно вернулся на базу в Монино. Из-за отсутствия других подходящих для данной цели бомбардировщиков, лучшим из которых был бы Пе-8, эта интересная работа не имела дальнейшего продолжения. 

Тактико-технические характеристики Т-60:
масса: 6400 кг;
экипаж: 2 чел.;
длина: 4,10 м;
ширина: 2,30 м;
высота: 1,75 м;
вооружение: 20-мм пушка ТНШ-20, 7,62-мм пулемет ДТ обр. 1929 г.;
боезапас: 754 выстрела, 945 патронов;
двигатель: ГАЗ-202, 6-цилиндровый, карбюраторный, рядный, жидкостного охлаждения;
мощность двигателя: 76 л.с.;
максимальная скорость: 44 км/ч;
запас хода: 455 км.
 

Комментарии

1  2  3  4 
















1  2  3  4 

RSS лента комментариев этой записи
Обновить список комментариев

Оставить комментарий


ФИО: (*)
Текст сообщения: (*)
Антиспам 9 + 9 =