Вспомни все
 



КВ-2

19 декабря 1939 года было подписано Постановление Комитета Обороны СССР № 443сс, согласно которому танк КВ-1 был принят на вооружение РККА. В это время опытный образец танка КВ-1 проходил войсковые испытания и принимал участие в Советско-Финской войне. В ходе боев, советское командование пришло к выводу, что необходимо иметь кроме танка, вооруженного 76,2-мм пушкой, еще и тяжелый танк, способный бороться с ДОТами, надолбами и другими фортификационными сооружениями. 


По требованию Военного Совета Северо-Западного фронта первые 4 машины из установочной партии КВ, должны были быть вооружены 152-мм гаубицей. Для решения этой задачи были привлечены инженеры артиллерийского КБ Кировского завода. На разработку проекта было отведено несколько дней. Конструкторы были переведены на казарменное положение и работали по 16-17 часов сутки. За две недели проект был готов. По первоначальному проекту предусматривалось установить в башне КВ 152-мм гаубицу обр. 30 года. 


В дальнейшем от этой артсистемы отказались в пользу гаубицы М-10 обр. 1938/40 года. Для установки такой громоздкой артсистемы потребовалось разработать новую башню. По выданным артиллеристами размерам такая башня была спроектирована инженерами СКБ-2, причем погон большой башни, был равен погону стандартной (малой) башни КВ. Эта новая, огромных размеров башня с гаубицей М-10 получила название МТ-1. В начале 1941 года танки стали называть КВ-2. 


Первую установку МТ-1 смонтировали на опытном танке, вместо малой башни. Уже 10 февраля в заводском тире были проведены первые стрельбы. Не имея опыта установки на танк артсистем такого класса, конструкторы оснастили ствол пушки крышкой, предохраняющей ствол от попадания в него пуль и осколков. 


Эта крышка должна была при выстреле автоматически открываться, а потом закрываться. Однако после первого же выстрела крышку сорвало, и в дальнейшем от нее отказались. 17 февраля два первых танка с установкой МТ-1 убыли на фронт. 
По результатам войсковых испытаний танк КВ-2 в 1940 году был принят на вооружение РККА и запущен в серийное производство. В серии, конструкцию башни немного видоизменили. У новой башни закруглили боковые стенки, установили другую маску пушки и изменили заднюю часть, оставив в ней большую дверь и пулемет ДТ. 


Укороченная гаубица М-10 посылала 52 кг снаряды с начальной скоростью 436 м/с. Для стрельбы применялись только фугасные снаряды с уменьшенными зарядами. Допускалось применение морского полубронебойного снаряда, но он применялся только во флоте и на складах РККА отсутствовал. Боезапас танка составлял 36 выстрелов раздельного заряжания, размещенных главным образом в башенной нише. В боекомплект входили также 3087 патронов к 2 пулеметам ДТ. 


По сравнению с КВ-1, экипаж КВ-2 увеличили на одного человека. Экипаж состоял из командира танка, командира орудия, помощника, наводчика, механника-водителя и стрелка-радиста. Выпуск КВ-2 продолжался до октября 1941 года. Всего было выпущено 334 танка КВ-2. 


Кроме 152-мм гаубицы танк пробовали вооружить длинноствольными орудиями. Одна из таких попыток была предпринята в мае 1941 года. В башню танка установили 107-мм орудие ЗИС-6, первоначально разработанное для установки в танки КВ-3 и КВ-5. До середины июня танк с ЗИС-6 проходил заводские испытания, потом был отправлен на АНИОП. Танк этих испытаний не выдержал. 


Кроме ЗИС-6, на танк КВ-2 в опытном порядке устанавливалось 85-мм орудие Ф-39. По решению НКО, в марте прошли испытания этого орудия в танке КВ-2. 


К началу войны танки КВ имелось в составе 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпу­са Прибалтийского Особого военного округа (78 КВ) 4, 7-й танковых дивизиях 6-го механизиро­ванного (63 и 51 КВ соответственно), 29, 33-й танковых дивизиях 11-го механизированного (2 и 1 КВ соответственно) корпусах Западного Особого военного округа, 4-м механизированном (101 КВ), 8-м механизированном (71 КВ), 15-м механизированном (64 КВ), 22-м механизированном (31 КВ) и 19-м механизированном (5 КВ) корпусах Киевского Особого военного округа, 2-м механизи­рованном (10 КВ) корпусе Одесского военного округа, а также в Саратовском танкотехническом училище (19 КВ), Орловской танковой школе (8 КВ), Ленинградских курсах усовершенствования комсостава танковых войск (6 КВ), в Московской академии моторизации и механизации им. Стали­на (4 КВ) и Харьковском военном округе.


В первых же июньских боях 1941 года появление танков КВ для частей Вермахта стало неприят­ным сюрпризом. Вот как описывает столкновение с танками КВ из состава 2-й танковой дивизии командир 41 -го танкового корпуса немцев генерал Рейнхарт (речь идет о боях 23-24 июня в рай­оне Рассиняй):

«Около сотни наших танков, треть из которых составляли Pz.1V, приготовились к контратаке Часть из них находилась прямо перед противником, но большинство размещалось на флангах. Не­ожиданно с трех сторон они были зажаты стальными монстрами, пытаться уничтожить которые бы­ло пустым делом. Напротив, вскоре часть наших танков была выведена из строя... Гигантские русские танки подходили все ближе и ближе. Один из них приблизился к берегу заболоченного пруда, у которого стоял наш танк. Без колебаний черный монстр столкнул его в пруд. То же са­мое случилось с немецкой 15-см пушкой, которая не сумела быстро увернуться. Ее командир, ко­гда увидел приближающиеся тяжелые танки противника, открыл по ним огонь. Однако это не при­чинило им даже минимального ущерба. Один из гигантов стремительно бросился на пушку, кото­рая находилась в 100 метрах от него. Вдруг один из выпушенных снарядов поразил танк. Он оста­новился, словно пораженный молнией. «Он готов», - подумали артиллеристы с облегчением. «Да, он готов», - сказал себе командир орудия. Но вскоре их чувства сменились воплем: «Он еще дви­жется!» Без всякого сомнения, танк двигался, его гусеницы скрипели, он приближался к пушке, отбросил ее как игрушку и, вдавив в землю, продолжал свой путь».


Рассказ генерала Рейнхарта дополняют воспоминания одного из офицеров 1-й танковой дивизии:
«КВ-1 и КВ-2 оказались в 800 метрах от нас. Наша рота открыла огонь - безрезультатно. Мы про­двигались все ближе и ближе к противнику, который продолжал идти вперед. Несколько минут нас разделяло всего 50-100 м. Каждый открыл огонь, но безуспешно: русские продолжали свой путь, все наши снаряды отскакивали от них. Мы оказались в угрожающей ситуации: атакующие русские опрокинули нашу артиллерию и вклинились в наш боевой порядок. Лишь подтянув зенит­ные орудия и стреляя с коротких дистанций, удалось остановить натиск вражеской брони. Затем наша контратака оттеснила русских и установила линию обороны у Василискис. Борьба заверши­лась».


По воспоминаниям Д. Осадчего, командира роты танков КВ-1 в 2-й танковой дивизии, «23-24 ию­ня, еще до вступления в бой, многие танки КВ, особенно КВ-2, вышли из строя в ходе маршей. Особенно большие проблемы были с коробкой передач и воздушными фильтрами. Июнь был жар­кий, на дорогах Прибалтики пыли было огромное количество и фильтры приходилось менять через час-полтора работы двигателя. Перед вступлением в бой танки моей роты сумели их заменить, а в соседних нет. В результате, к середине дня большинство машин в этих ротах поломалось».


Печальна судьба КВ из состава 6-го механизированного корпуса Западного Особого военного ок­руга. Практически не сумев сделать по противнику ни одного выстрела, эти КВ из-за отсутствия горючего были либо подорваны своими экипажами, либо просто брошены.


Более активно действовали танки КВ на Юго-Западном фронте. Но и здесь основные потери этих машин были не от огня противника, а из-за неграмотной эксплуатации, отсутствия запасных час­тей и технических неисправностей.


Из доклада командира 41-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса от 25 июля 1941 года о боевых действиях дивизии (к началу войны в дивизии имелся 31 КВ-2):


«31 [танк] КВ с морскими башнями, вооруженные 152-мм пушками (КВ-2), не имели ни одного сна­ряда...
Водительский состав танков КВ еще не был подготовлен, так как танки получены за 7-8 дней до начала войны. 15 танков КВ, прибывшие перед началом войны, [оказались] с большими неисправ­ностями (бортовые фрикционы, воздухоочистители). Один танк КВ в боях имеет пять пробоин от ротного противотанкового ружья, глубина пробоин 50-52 мм...


Материальная часть дивизии... в период с 26.6 по 7.7.41 г. прошла 900-1000 км, не имея запас­ных частей и переходящих моторов, что в основном и вывело ее из строя... Во время марша вы­шло из строя 23 КВ. Отсутствие тракторов усугубляло проблему восстановления неисправных ма­шин. Разность скоростей движения (КВ - 3-4 км/ч, Т-26 - 12-15 км/ч) и несоответствие района действий для тяжелых танков (р. Стоход) подорвали их работу, так как во всех районах севернее и северо-восточнее Ковеля нет ни одного моста, способного выдержать 60 тонн, а отыскание об­ходов и бродов увеличило не менее как 30-40% их общий пройденный путь».


КВ-2 из 2-й танковой дивизии в одиночку в течение суток сдерживал продвижение отдельных частей 6-й немецкой танковой дивизии в районе города Рассеная. Танк был обездвижен немецкой 105-мм гаубицей но продолжал бой. Брошен экипажем когда кончились снаряды. 


Вот что записал в своем дневнике немецкий командир 11-го танкового полка (6-я танковая дивизия 4-й танковой группы) 25 июня 1941 года: 


«С утра 2-й батальон 11-го танкового полка совместно с группой фон Шекендорфа (von Seckendorff) наступали вдоль дороги, обходя болото справа. Весь день части отражали постоянные атаки русской 2-й танковой дивизии. К сожалению, русские 52-тонные тяжелые танки показали, что они почти нечувствительны к огню наших 105-мм орудий. Несколько попаданий наших 150-мм снарядов также оказались неэффективны.

Группе «Раус» удалось удержать свой плацдарм, но в полдень, получив подкрепления, противник контратаковал на левом фланге в северо-восточном направлении на Расеняй и обратил в бегство войска и штаб 65-го танкового батальона. В это время русский тяжелый танк перерезал путь, связывавший нас с группой Раус, и связь с этой частью отсутствовала в течении всего дня и последующей ночи. Для борьбы с танком была направлена батарея 88-мм зенитных орудий. Атака оказалась такой же неудачной, как и предыдущий бой с батареей 105-мм гаубиц. Ко всему прочему, попытка нашей разведгруппы подобраться к танку и сжечь его зажигательными бутылками провалилась. Группе не удалось подобраться на достаточно близкое расстояние из-за сильного пулеметного огня, что вел танк»

 Производство КВ-2 было прекращено с началом Великой Отечественной Войны. Основная масса выпущенных танков потеряна или брошена  из-за поломок или отсутствия горючего в оборонительных боях 1941 года. Танк предназначавшийся для уничтожения сильно укрепленных огневых точек противника оказался не "у дел" для отступающей Красной Армии.
 

Комментарии

1  2  3  4  5  6  7 
















1  2  3  4  5  6  7 

RSS лента комментариев этой записи
Обновить список комментариев

Оставить комментарий


ФИО: (*)
Текст сообщения: (*)
Антиспам 4 + 6 =