Вспомни все
 



КВ-85

Тяжелый танк КВ-85 был создан в ответ на появление немецких новых танков «Тигр». Непробиваемая немецкими танковыми и противотанковыми пушками в 1941 и начале 1942 года броня танка КВ не представляла для пушки «Тигра» особой трудности, а 76-мм пушка ЗиС-5, установленная на КВ, могла пробить только бортовую и кормовую броню «Тигра» с дистанций, не превышающих 200 м. В этих условиях были форсированы работы по разработке нового тяжёлого танка ИС для Красной Армии и образцов артиллерийского вооружения, способных пробить броню «Тигра».
 
Первые попытки вооружить танк мощным 85–95 мм орудием были предприняты еще до войны, в 1939 году. Тогда же велись разработки этих орудий. Опыты проводились с находившимися в то время в серийном производстве Т-28   и КВ-1, но на вооружение по ряду причин приняты не были. С началом Великой Отечественной войны подобные работы были временно свернуты.
 
Однако в декабре 1941 года Уралмашзавод предложил для вооружения танка КВ 85-мм орудие У-12, разработанное конструкторами Сидоренко и Усенко. Но себестоимость орудия оказалась чрезмерной для того времени, и принятие ее на вооружение признали нецелесообразным.
 
 Весной 1942 года с проектами 85-мм танковых пушек в НКВ обратились сразу три конструкторских группы, а именно, ЦАКБ (В. Грабин), ОКБ № 8 им. Калинина и КБ завода № 92 под руководством В.Савина.
 Все КБ предлагали использование люльки и противооткатных приспособлений 76-мм танковых пушек ЗИС-5 или Ф-34, наложив на них 85-мм ствол с баллистикой зенитного орудия обр. 1939 года. При этом для компенсации отката ЦАКБ предполагало увеличение откатной массы, ОКБ № 8 — применение штатного дульного тормоза зенитной пушки, а КБ Савина — перепроектирование тормоза отката.
 
 Все три проекта отклонили, так как в то время, по мнению техуправления НКВ и руководства НКТП, переход на калибр 85-мм был неоправдан, поскольку стоимость 85-мм выстрела была значительно больше, чем 76-мм.
 
Однако в 1943 году, после появления на поле боя новых немецких танков Тигр и Pz.Kpfw.V "Пантера" , а также недостаточного осколочно-фугасного действия 76-мм гранаты против новых полевых укреплений, интерес к орудиям калибра 85-мм проявился с новой силой. 
 
5 мая 1943 года на заседании Государственного Комитета Обороны (ГКО) было принято постановление № 3289 «Об усилении артиллерийского вооружения танков и самоходных установок». В нём перед танковыми и артиллерийскими конструкторами ставились задачи о разработке танковых и самоходных 85-мм пушек с зенитной баллистикой. Эти орудия предполагалось устанавливать в штатную башню танка КВ-1с и на новый тяжёлый танк ИС.
 За выполнение этого задания были ответственными Центральное Артиллерийское Конструкторское Бюро (ЦАКБ) под руководством Василия Гавриловича Грабина и Конструкторское Бюро артиллерийского завода № 9 под руководством Фёдора Фёдоровича Петрова. Каждый из этих коллективов старался провести свою конструкцию на вооружение, и их главы не раз посылали письма в вышестоящие инстанции с обвинениями в адрес «конкурентов» и ответами на них по тем или иным техническим или организационным вопросам. Тем не менее, к 14 июня 1943 года оба коллектива представили для монтажа в опытные танки свои орудия. ЦАКБ разработал 85-мм пушку С-31 на базе серийной 76-мм танковой пушки ЗиС-5 путём наложения на её люльку 85-мм ствольной группы. КБ завода № 9 использовало свой проект самоходной 85-мм пушки Д-5С, затвор и подъёмный механизм к которой были взяты от серийной 76-мм танковой пушки Ф-34.
 
 К 20 июля 1943 года опытный завод № 100 собрал два опытных танка КВ, вооружённых этими орудиями. Первым из них был Объект 238, иногда называемый КВ-85Г. Эта машина полностью соответствовала техническому заданию — у танка КВ-1с со штатной башней на погоне 1535 мм заменили 76-мм пушку ЗиС-5 на 85-мм орудие С-31 конструкции ЦАКБ.
 
Однако вскоре выяснилось, что штатная башня тесновата для нового орудия, и Объект-238 даже не был допущен до заводских испытаний. К счастью для этой машины, она не пошла на переплавку и не стала мишенью на полигоне, а стала экспонатом музея в подмосковной Кубинке.
 
Вторым опытным танком был Объект 239 или КВ-85, построенный в инициативном порядке конструкторами ЧКЗ и завода № 100 под руководством Жозефа Яковлевича Котина. Поскольку в наличии имелась лишняя башня от нового танка ИС (корпус для неё ещё не был готов), то её установили на шасси КВ-1с, увеличив диаметр нижнего погона на крыше боевого отделения со штатного 1535 мм до 1800 мм. Эта операция была весьма технически сложной, так как диаметр погона вообще превышал ширину крыши боевого отделения. Решение нашли в расширении подбашенной коробки за счёт приваривания цилиндрических броневых вставок под выступающие части погона. Поскольку второй пушки С-31 для вооружения «Объекта 239» не было, то его оснастили 85-мм пушкой Д-5Т конструкции КБ завода № 9. Вместе с двумя прототипами танка ИС КВ-85 принял участие в заводских испытаниях, в которых КВ-85Г не участвовал — всем было ясно, что последний их не пройдёт из-за крайней тесноты боевого отделения.
 
 Всего КВ-85 прошёл на испытаниях 284,5 км, средняя скорость движения составила 16,4 км/ч. Ввиду большой необходимости Красной Армии в новых танках эти испытания зачитывались как государственные и, не дожидаясь их конца, ГКО 8 августа принял постановление № 3891 о принятии на вооружение КВ-85 и начале серийного производства этих танков на ЧКЗ. Спустя несколько дней первые серийные КВ-85 уже покинули сборочные линии ЧКЗ.
 
Орудие монтировалось на цапфах в башне и было полностью уравновешено. Сама башня с орудием Д-5Т также являлась уравновешенной: её центр масс располагался на геометрической оси вращения. Пушка Д-5Т имела вертикальные углы наводки от −5° до +25°, при фиксированном положении башни она могла наводиться в небольшом секторе горизонтальной наводки (т. н. «ювелирная» наводка).
 
Выстрел производился посредством электрического или ручного механического спуска. Боекомплект орудия составлял 70 выстрелов унитарного заряжания. Выстрелы укладывались в башне и вдоль обоих бортов боевого отделения. По сравнению с широким ассортиментом боеприпасов 85-мм зенитного орудия 52-К — родоначальника пушки Д-5Т, боекомплект КВ-85 был существенно менее разнообразен. В его состав входили: бронебойный унитарный выстрел массой 16 кг с тупоголовым бронебойно-трассирующим снарядом с баллистическим наконечником БР-365 массой 9,2 кг (масса взрывчатого вещества — тротил или аммотол — 164 г) и зарядом Г-365 массой 2,48—2,6 кг; начальная скорость 792 м/с; бронебойный унитарный выстрел массой 16 кг с остроголовым бронебойно-трассирующим снарядом БР-365К массой 9,2 кг (масса взрывчатого вещества — тротил или аммотол — 48 г) и зарядом Г-365 массой 2,48—2,6 кг; начальная скорость 792 м/с; бронебойный унитарный выстрел массой 11,42 кг с подкалиберным снарядом катушечного типа БР-365П массой 5,0 кг и зарядом Г-365 массой 2,5—2,85 кг; начальная скорость 1050 м/с; осколочный унитарный выстрел массой 14,95 кг со снарядом О-365 общей массой 9,54 кг (масса взрывчатого вещества — тротил или аммотол — 741 г) и зарядом Г-365 массой 2,6 кг; начальная скорость 792 м/с.
 
Большая часть КВ-85 в составе гвардейских танковых полков прорыва попала на Южный фронт (2-го формирования), позже 4-й Украинский фронт, где участвовала в освобождении Украины и Крыма. Так как советская машина, в целом, не превосходила немецкие тяжелые танки, бои шли с переменным успехом. Результаты зависели преимущественно от подготовки экипажей противоборствующих сторон и от выбранной ими тактики действий.
 
 В состав 28-й Армии 4-го Украинского фронта входил 34-й Гв. ТПП (20 танков КВ-85), который совместно с 40-м ТСАП (тяжелый самоходно-артиллерийский полк) в составе 9 СУ-152, 20–25 ноября вел бои в районе поселка Екатериновка.
20 ноября оба полка в двухэшелонном порядке атаковали позиции противника, который кроме артиллерии имел в обороне зарытые танки Pz.IV Аusf. Н и САУ Маrder II (до 18 штук). В течение дня танкистам и самоходчикам удалось захватить первые линии немецких окопов, потеряв при этом 6 танков КВ-85 (оставлены на территории противника) и 6 СУ-152. Во второй день боев до 10 танков Pz.IV Аusf. Н предприняли контратаку на позиции советских войск. Силами пехоты и обоих танковых полков атака была отбита, противник потерял 5 танков, с нашей стороны потерь не было. 23 ноября 1943 года все исправные машины полка опять атаковали германские позиции, прорвали его оборону и продвинулись на 5 км. В этой операции было потеряно еще 2 танка КВ-85, один из них сгорел. 23 ноября 1943 года 34-й Гв.ТПП был отведен на ремонт в тыл, боевые действия до 28 ноября 1943 года продолжал только 40-й Т САП, терявший в боях одну- две машины ежедневно. В освобождении Крыма наряду с 19-м танковым корпусом участвовал отдельный 1452-й самоходно-артиллерийский полк (САП), который имел в своем составе 11 КВ-85, 5 КВ-1с, только 6 Су-152, а также 3 Су-76М. Видимо, из-за того, что самоходок остро не хватало, САП решили укомплектовать танками КВ — они имели самое внушительное вооружение среди имевшихся в Крыму танков. В 19-м ТК были только Т-34 и легкие танки, а у противника — две бригады штурмовых орудий: 191-я и 279-я под командованием майора Мюллера и капитана Хоппе (всего в составе 17-й немецкой армии находилось 215 танков и САУ, преимущественно StuG III с 75-мм пушками). Но по ряду причин, связанных с руководством операцией, полк вел бои с мастерски отступающей немецкой пехотой, широко применявшей мины.
 
8 апреля 1944 года, согласно приказу командира 3-й гвардейской стрелковой дивизии, которому был оперативно подчинен полк (11 КВ-85, 5 КВ-1с, 2 СУ-152), танкисты и пехотинцы, сосредоточившись на 1,6 км южнее Турецкого вала, атаковали позиции противника с задачей захватить г. Армянск. Через несколько минут после начала атаки полк нарвался на минное поле, неуказанное на карте. Саперы, назначенные для разминирования, находились в танках и не могли их покинуть, так как немцы открыли ураганный огонь из всех видов оружия. Как ни парадоксально, через три часа после начала атаки все же удалось проделать проходы и 1452-й САП прорвал оборону противника, потеряв сожженным 1 КВ-85, подорванными на минах 3 КВ-85 и 5 КВ-1с, а также 4 КВ-85 и 2 Су-152, подбитыми артогнем противника. Потерь в личном составе не было, раненых 6 человек (2 офицера и 4 рядовых). В 14.00 8 апреля 1944 года 3 оставшихся КВ-85 с десантом 3-й ГвСД достигли города Армянска. Полк поставленную задачу выполнил. По итогам этого боя уничтожено 11 ДОТов, 5 противотанковых пушек и до 200 солдат и офицеров противника. Даже наши подбитые танки вели огонь по огневым точкам немцев. Таким образом, основные потери личного состава и материальной части были обусловлены недостаточной компетентностью руководства, которое не смогло организовать взаимодействие различных родов войск при прорыве немецкой обороны.
 
До 10 апреля 1944 года полк ремонтировал свою матчасть, и уже 11 апреля 1944 года танковая группа (3 КВ-85, 2 СУ-152, 2 СУ-76) 1452-го САП вновь атаковала немецкую оборону в районе Ишуни. Танки поддерживали пехоту 3-й ГвСД. Из-за того, что разведка не была проведена, танки провалились в 8-метровый противотанковый ров и специальные танковые ловушки, похожие на ямы. Атака не удалась, пару КВ-85 и СУ-76 вытаскивали из ям с помощью тракторов. После такого печального опыта применения тяжелых танков, командованием 2-й Гв. Армии было решено в корне изменить тактику использования этой части. Тем более, что немцы 10–11 апреля начали организованный отвод своих войск к Севастополю. Приказом командарма 2-й гвардейской армии (№ 005/ОП от 10.04.44 года) материальная часть 1452-го САП и 512-го ООТБ (отдельного огнеметного танкового батальона) распределилась по армейским подвижным отрядам. Они состояли из пехоты на Студебекерах, а также из танков и САУ и имели задачу как можно быстрее прорваться в Севастополь. В эти отряды вошли и танки КВ-85.
 
Девятого мая две уцелевшие машины полка — КВ-85 и СУ-152 совместно с 264-м гв. стрелковым полком ворвались в Севастополь.
 
При освобождении Крыма КВ-85 редко вступали в дуэль с танками и САУ противника и использовались преимущественно в качестве самоходных орудий для поддержки пехоты.
 
Применение КВ-85 против немецких тяжелых танков Pz.IV Аusf. Н имело место в полосе боевых действий 38-й Армии 4-го Украинского фронта 28 января 1944 года. При этом советские танкисты действовали грамотно и решительно, не строя напрасных иллюзий о подготовке немецких танкистов и качестве их танковой техники.
 
Немногочисленные примеры использования танков КВ-85 показали, что 85-мм пушка является эффективным оружием против немецкой тяжелой техники и должна быть установлена на среднем танке Т-34, что впоследствии и было сделано. Еще во время операции по освобождению Крыма командиры подвижных отрядов преследования жаловались на то, что КВ-85 и СУ-152 недостаточно быстроходны и отстают от грузовиков с пехотой. Оно и понятно, ведь КВ-85 тяжелый танк. Однако его меньшая маневренность и динамичность должна была быть компенсирована мощным бронированием и вооружением. И если защищенность КВ считалась в то время вполне достаточной, то орудие требовалось значительно более мощное, чтобы с максимальных дистанций поражать немецкую технику.
 
По результатам боевых действий КВ-85 конструкторы и военные сделали выводы о том, что дальнейшая модернизация танков семейства КВ нецелесообразна, что 85-мм пушка хотя и достаточна для противодействия немецким танкам, но заметно уступает артистемам последних по бронепробиваемости при стрельбе с больших дальностей, что советские тяжелые танки слабее бронированы, чем их немецкие аналоги, а следовательно концепция средних и тяжелых танков (Т-34 и КВ), вооруженных пушкой одного калибра устарела, и необходимо иметь тяжелый танк с мощной артсистемой, по всем основным параметрам превосходящей немецкие пушки калибра 88-мм.
 
Первый выпущенный экземпляр КВ-85 после войны установили на пьедестале как памятник в районе Автово, Санкт-Петербург. Другой опытный танк КВ-1с, перевооружённый 85-мм опытным орудием С-31, экспонируется в Бронетанковом Музее в Кубинке. Ещё один танк КВ-85 стоит на территории ЧКЗ, около поликлиники завода. У завода есть день открытых дверей, когда можно попасть на его территорию и увидеть танк.
 
Всего, согласно приказу НКТП № 530 от 7 сентября 1943 г., промышленностью должно было быть отгружено 63 КВ-85 в сентябре и 63 в октябре, после чего их выпуск планировалось прекратить в пользу танка ИС. Но по отчету наркомата заказчику было сдано 148 танков КВ-85, выпускавшихся параллельно с KB-1С. В декабре 1943 года выпуск последних машин семейства KB был прекращен.

 

Комментарии

1  2 
















1  2 

RSS лента комментариев этой записи
Обновить список комментариев

Оставить комментарий


ФИО: (*)
Текст сообщения: (*)
Антиспам 3 + 2 =