Вспомни все
 



Тяжелый многобашенный танк Т-35

 

 Идея создания этакого сухопутного всесокрушающего линкора будоражила военных во всех развитых в военном отношении странах. А размах индустриализации, тяга к гигантомании и общий энтузиазм в молодом СССР привели к рождению пятибашенного сухопутного  «дредноута» Т-35. В  период  когда  конница была главенствующей силой на поле боя, а противотанковая артиллерия по сути отсутствовала, такой танк казалось бы ждала привлекательная перспектива.

 
Работы по созданию тяжелых танков начались в СССР в декабре 1930 года, когда Управление моторизации и механизации (УММ) РККА заключило с Главным конструкторским бюро Орудийно-оружейно-пулеметного объединения договор на разработку проекта тяжелого танка прорыва, получившего обозначение Т-30. Предполагалось, что это будет 50 тонная машина, вооруженная двумя 76-мм орудиями и пятью пулеметами. Но отсутствие отечественного опыта танкостроения не позволило создать даже проекта полноценной боевой машины такого класса. В начале 1932 года, после выполнения эскизных чертежей и постройки деревянной модели танка все работы по Т-30 были прекращены, ввиду его полной несостоятельности, как боевой машины.
 
Не увенчалась успехом и попытка Автотанкодизельного отдела Экономического управления ОГПУ (АТДО ЭКУ ОГПУ) (тюремного КБ в котором трудились арестованные конструкторы) разработать до 1931 года проект танка прорыва, массой 75 т. Как и Т-30, этот проект имел множество недостатков, исключавших возможность серийной постройки такой машины.
 
Лишь вмешательство иностранных специалистов сдвинуло дело с мертвой точки. В марте 1930 года в Советский Союз прибыла из Германии группа инженеров во главе с Эдвардом Гротте. На ленинградском заводе "Большевик" из них сформировали конструкторское бюро АВО-5, в состав которого и вошла эта группа. Помимо немецких, в группу вошли и молодые советские инженеры. После постройки в августе 1931 года танка ТГ-1 и его испытаний, от дальнейших услуг Гротте и немецких инженеров по ряду причин отказались. АВО-5 было реорганизовано, и его возглавил молодой и энергичный инженер Н. В. Барыков, работавший ранее заместителем Гротте.
 
Новое КБ получило от УММ РККА задание "К 1 августа 1932 года разработать и построить новый 35-тонный танк прорыва типа ТГ". Этой машине присвоили индекс Т-35. Работы по танку отслеживал лично М.Тухачевский, - инициатор создания танковых корпусов. При проектировании Т-35 учитывался полуторалетний опыт работы над ТГ-1, а также результаты испытаний немецких танков "Гросстрактор" на полигоне под Казанью и материалы (развединформация) комиссии по закупке бронетанковой техники в Великобритании.
 
Было последовательно создано два прототипа Т-35-1 и Т-35-2, отличающиеся друг от друга двигателями (М-6 и М-17, соответственно), трансмиссией, конструкцией коробки передач и формою фальшборта. Также, по личному указанию И.В. Сталина была произведена унификация главных башен разрабатываемого тяжёлого Т-35 и среднего T-28 (трёхбашенного). Оба прототипа участвовали в военном параде 1 мая, Т-35-1 – в Москве, а Т-35-2 – в Ленинграде.
 
Параллельно со сборкой Т-35-2 в Ленинграде велась разработка чертежей серийного танка Т-35А. Причем Т-35-2 рассматривался лишь как переходная модель, идентичная серийному образцу лишь в части трансмиссии. В соответствии с Постановлением Правительства СССР в мае 1933 года серийное производство Т-35 было передано на Харьковский паровозостроительный завод имени Коминтерна (ХПЗ). Туда, в начале июня 1933 года в срочном порядке отправили еще не прошедшую испытания машину Т-35-2 и всю рабочую документацию по Т-35А.
 
Проект последнего значительно отличался от обоих прототипов. Танк имел удлиненную на одну тележку ходовую часть, малые пулеметные башни новой конструкции, средние башни увеличенного размера с 45-мм орудиями 20K, измененную форму корпуса и т.д. По существу это была уже новая машина, что вызвало ряд трудностей при ее изготовлении. К производству Т-35 подключили несколько заводов, в том числе Ижорский (бронекорпуса), "Красный Октябрь" (коробки передач), Рыбинский (двигатели). Т-35 изготовлялся по узловому принципу (9 узлов), окончательная же сборка первой машины велась на специальных козлах (стапелях). Она началась 18 октября 1933 года и закончилась к 1 ноября. После предварительной обкатки танк 7 ноября принял участие в праздничном параде в Харькове (в то время столица Украины). В этот же день оба прототипа - Т-35-1 и Т-35-2 были показаны на параде в Москве. Серийное производство началось в 1934году. Начавшиеся репрессии инженерно-технических работников не способствовали быстрому освоению производства Т-35. Например, в марте 1934 года на ХПЗ пришло указание "о необходимости тщательной проверки конструкторских расчетов, особенно по коробке скоростей, поскольку в ее проектировании принимал участие конструктор Андрыхевич, ныне арестованный".
 
Т-35 был для своего времени грандиозен не только по размерам, но и по финансовым затратам на его разработку, строительство и эксплуатацию (Т-35А обходился казне в 525 тыс. рублей; за эти же деньги можно было построить девять легких танков БТ-5).
 
Конструкция танка Т-35.
 
Тяжелый пятибашенный танк Т-35 был создан для качественного усиления общевойсковых соединений при прорыве особо сильных и заблаговременно укрепленных оборонительных полос противника и поступал в части резерва Главного командования. Т-35 имел классическую компоновочную схему корпуса. Отделение управления размещалось впереди, боевое - в середине, а моторно-трансмиссионное - в корме. Тем самым обеспечивался хороший обзор местности, и значительно сокращалось непростреливаемое пространство в направлении движения вперед.
 
Это была пятибашенная боевая машина с двухъярусным расположением вооружения. В центральной верхней башне устанавливались 76,2-мм пушка и пулемет, здесь также находились три члена экипажа: командир (он же наводчик), пулеметчик и радист, он же заряжающий. Центральная башня была снабжена подвесным поликом, на котором размещалась часть боекомплекта, что в значительной степени улучшало условия работы экипажа, и имело круговое вращение в горизонтальной плоскости. У остальных секторы обстрела ограничены углами в 165°-235°. В двух диагонально расположенных башнях размещались 45-мм пушки и пулемет, и по два члена экипажа - наводчик и пулеметчик. В пулеметных башнях располагалось так же по одному пулеметчику. Центральная башня отделялась от остальной части боевого отделения перегородкой. Передние и задние башни попарно сообщались между собой, отделение управления было в передней части и соединялось с боевым через боковой люк в перегородке. Отдельные узлы машины унифицированы с узлами танка Т-28.
 
Т-35 выпускался несколькими мелкими сериями, при этом в его конструкцию неоднократно вносились изменения. В 1937 году увеличили толщину брони верхнего и нижнего лобовых и бортовых листов. кормы и башен с 20 до 25 мм., была проведена модернизация КПП, бортовых фрикционов, масляного бака, электрооборудования, изменена конструкция фальшборта, спроектированы и установлены на машины специальные уплотнения, предохраняющие машину от попадания внутрь воды. Кроме того, глушитель убрали внутрь корпуса, а наружу вывели лишь выхлопные трубы, закрытые бронекожухами. Благодаря этой модернизации надежность танка сильно возросла. Максимальную мощность двигателя повысили до 580 л.с. Масса танка возросла до 52, а затем и до 55 т. Число членов экипажа на машинах разных серий колебалось от 9 до 11 человек. Последняя партия из 6 машин выпуска 1939 года имела башни конической формы, измененную конструкцию бортовых экранов, улучшенные уплотнения корпуса. По состоянию на 1 января 1941 года в РККА находилось 56 танков Т-35 различных модификаций. Всего с 1933 по 1939 год изготовили 61 танк.
 
Бронирование.
 
Бронирование танка обеспечивало защиту экипажа и внутреннего оборудования на всех дистанциях от огня крупнокалиберных пулеметов и осколков снарядов, мин и бомб. Броневые катаные листы толщиной 15-35мм. соединялись электросваркой и частично заклепками. В передней части корпуса они были наклонены под сравнительно большими углами к вертикальной плоскости, что повышало их защитные свойства.
 
Вооружение.
 
Артиллерийское вооружение состояло из короткоствольной 76-мм пушки, установленной в маске центральной башни (унифицированной с Т-28) и двух 45-мм танковых пушек расположенных в передней правой и задней левой башнях (аналогичных башням БТ-5). Пулемётное вооружение было представлено двумя 7,62-мм танковыми пулеметами ДТ, спаренными с 45-мм пушками, еше три находились в шаровых опорах центральной и пулеметной башен (аналогичных башням БТ-2). Пушка и пулемет, установленные в центральной башне, составляли верхний ярус вооружения, а пушки и пулеметы башен, расположенных вокруг центральной - нижний.
 
76,2-мм пушка КТ-28 имела ствол длиной в 16,5 калибра, могли вести огонь бронебойными и осколочно-фугасными снарядами (масса 6,5 кг, начальная скорость 381 и 530 м/с, соответственно). Скорострельность ее составляла 3-4 выстрела в минуту. Действие снарядов было довольно эффективным. Так, при установке взрывателя осколочно-фугасного снаряда на осколочное действие он при разрыве создавал площадь действительного поражения по фронту 30 и в глубину 5 м; при установке взрывателя на фугасное действие в грунте средней плотности образовывалась воронка диаметром 1,5 и глубиной 0,5 м.
 
45-мм пушки имели стволы длиной в 46 калибров. Они могли вести огонь бронебойными и осколочными снарядами (масса 1,42 и 2,13 кг, начальная  скорость  760 и 335 м/с соответственно). Скорострельность пушек составляла 8-12 выстр/мин. Бронебойные снаряды на дальности стрельбы в 500 м и при угле встречи с преградой 90° пробивали броню толщиной до 43 мм.
 
Боекомплект состоял из 96 выстрелов к 76,2-мм пушке, 220 выстрелов к 45-мм пушкам и 10000 патронов к пулеметам (158 магазинов). Наблюдение в боевой обстановке велось через смотровые щели со стеклоблоками, перископы, перископические и телескопические прицелы. Следует отметить, что по калибру пушки, установленной в центральной башне и общему количеству орудий Т-35 превосходил однотипные 5-башенные английские танки "Индепендент", MkI и MkII фирмы "Виккерс", имевшие 47-мм танковую пушку и немецкий 3-башенный PzKpfwV"Рейнметалл", вооруженный 75-мм и 37-мм спаренными танковыми пушками.
 
Состав и размещение вооружения Т-35 оптимальны для многобашенного танка. Пять башен расположенных в два яруса позволяли сосредоточить массированный огонь из 76-мм, одной 45-мм пушек и трех пулеметов вперед назад или на любой борт. Однако столь большая огневая мощь потребовала увеличения числа членов экипажа и усложнения конструкции танка.
Оборудование.
 
Электрооборудование было выполнено по однопроводной схеме напряжением 12 В. Система зажигания - от двух магнето, каждое из которых обслуживало по шесть свечей в двух рядах цилиндров. Провода системы - экранированные. Надежность ее работы обеспечивалась установкой двух свечей на каждый цилиндр. Машина оборудовалась ручными огнетушителями и прибором дымопуска ДПТ-3.
 
Внешняя связь осуществлялась танковой приемно-передающей телефонно-телеграфной симплексной радиостанцией 71-ТК-1 с поручневой антенной, установленной на центральной башне. Она обеспечивала связь на расстоянии 15 км на ходу и до 30 км на стоянке. На танках последних выпусков она была заменена радиостанцией 71-ТК-3 с штыревой антенной, которая была менее уязвима в условиях боя. Для внутренней связи имелось танковое переговорное устройство ТПУ-7 на семь абонентов.
 
Двигатель и трансмиссия.
 
На машине устанавливался 12-цилиндровый V-образный карбюраторный авиационный двигатель жидкостного охлаждения М-17Т мощностью 500 л.с, позволявший развить скорость до 30 км/ч. Он располагался в моторно-трансмиссионном отделении продольно, носком коленчатого вала в сторону кормовой части. Двигатель имел сравнительно небольшие массогабаритные показатели (500 кг при 1634х866х1172 мм). Для его работы применялся авиационный бензин. Запуск двигателя производился с помощью электрического стартера. Механическая трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения, четырехступенчатой коробки передач, бортовых фрикционов с плавающими ленточными тормозами (механизмами поворота) и двухступенчатых бортовых передач. Некоторые ее агрегаты и узлы впоследствии применялись при изготовлении открытой тяжелой САУ СУ-14-1, вооруженной 203-мм гаубицей Б-4 образца 1931 года.
Гусеничный движитель (применительно к одному борту) состоял из мелкозвенчатой гусеничной цепи цевочного зацепления с открытым шарниром, восьми сдвоенных опорных катков, входящих в четыре тележки, шести сдвоенных поддерживающих катков, направляющего колеса с механизмом натяжения гусеницы и ведущего колеса заднего расположения со съемными зубчатыми венцами. Между направляющим колесом и передним опорным катком устанавливался натяжной ролик, предотвращающий прогиб передней ветви гусеничной цепи при преодолении профильных препятствий. Опорные катки имели наружную амортизацию в виде резиновых бандажей.
 
Подвеска танка блокирована по два катка. Подрессоривание каждой тележки осуществлялось двумя спиральными пружинами. Ходовая часть прикрывалась 10-мм броневыми экранами. Проходимость танка была неплохой для его типа, а маневренность недостаточной. Машина не могла поворачиваться на месте из-за того, что было нарушено соотношение между длиной опорной поверхности гусениц и колеи (2,52, вместо допустимых 2). Удельное давление составляло 0,78 кгс/см2. При движении на шоссе одной заправки хватало на 150 км.
 
Основные модификации танка Т-35.
 
В середине и конце 30-х годов на базе Т-35 (с использованием ряда агрегатов танка Т-28) в опытном порядке построили самоходно-артиллерийские установки с 203-мм гаубицей Б-4 (СУ-14) и 152-мм пушкой Б-10 (СУ-14А). После изменений и доработки СУ-14 стала именоваться СУ-14-1 и в 1936 году проходила испытания стрельбой и пробегом на полигоне. В конце 1939 года одна из машин СУ-14 со 152-мм пушкой Бр-2 (СУ-14Бр-2) была дополнительно забронирована и отправлена на Карельский перешеек для стрельбы по финским дотам.
 
Анализ конструкции и концепции применения танка Т-35.
 
У танка Т-35 оказалась незавидная судьба. Именно в тот момент, когда он стал поступать на вооружение РККА, на полях сражений в Испании его собратья сдавали суровый экзамен. На поле боя появилась противотанковая артиллерия, разом покончившая с противопульным бронированием, и, как следствие этого, – с самой концепцией многобашенных танков. Очевидно было, что защитить многобашенные сухопутные дредноуты сколько-нибудь серьёзной бронезащитой невозможно. Требуемые для этого массо-весовые характеристики танка и, соответственно, требуемые мощности двигателей, способных обеспечить приемлимую подвижность на поле боя (требования к которой также резко возросли), вызывали у конструкторов конца 30-х годов только истерический смех. Т-35, как выражение идеи многобашенного танка, умер сразу после своего рождения. Справедливости ради, отметим, что также скоропостижно скончались и все иные представители танкового семейства начала 30-х.
 
Также стала видна несостоятельность идеи рассредоточения огня, к которой обратились в связи с безуспешными попытками создания жизнеспособной системы центральной наводки (по аналогии с дредноутами). Командир танка не мог давать своевременные указания всем башням. Одиночные стрелки в башнях при недостаточных средствах наблюдения не имели возможности выбрать главную цель. Поскольку прицельный огонь велся с коротких остановок, механик-водитель не способен выполнить требования всех наводчиков, разве что совсем остановив танк. Но тогда сам танк превращался в неподвижную мишень.
 
Появление штурмовиков и пикирующих бомбардировщиков, способных “всадить” бомбу точно в цель, увы - малоподвижную, делало многобашенные тяжёлые мастодонты не более чем “мальчиками для битья” на поле боя, так сильно изменившимся за какие-то пять лет.
 
В большинстве современных публикаций именно поэтому танкам Т-35, как наиболее колоритному представителю концепции многобашенного танка, даётся унизительно-уничтожающая оценка его боевых возможностей.
 
Но, ради истины, хотелось бы сказать и хорошие слова в его адрес и в адрес тех людей, которые его задумывали, проектировали, строили и воевали на нём.
 
Как должно было выглядеть использование танков по представлениям начала 30-х годов? Примерно так:
 
А) средние танки Т-28 прорывают оборону противника.
Б) тяжёлые Т-35 обеспечивают их боевую устойчивость, подавляя в силу своего более мощного вооружения, его узлы обороны и нейтрализуя возможные танковые контратаки.
В) танки сопровождения пехоты Т-26 помогают этой самой пехоте окончательно подавить сопротивление и развить успех, подавляя отдельные огневые точки.
Г) колёсно-гусеничные танки БТ-2, БТ-5 и БТ-7 развивают первоначальный успех и вырываются на оперативный простор.
Д) пулемётные танки Т-37, Т-38, и танкетки Т-27 в составе конно-механизированных частей прорываются в глубину обороны и действуют против оперативных резервов и на окружение.
 
Итак, на Т-35 возлагалась задача прорыва переднего края обороны противника, “взламывание” его обороны, подавление огневых точек, уничтожение живой силы противника, т.е. сокрушение непреодолимого для пехоты дуэта “станковый пулемёт + колючая проволка”. По мнению конструкторов, три пушки и пять пулеметов должны были обеспечивать возможность ведения массированного и высокоманевренного кругового огня одновременно во всех направлениях, что очень важно в борьбе с пехотой в глубине обороны противника. Именно поэтому на танке было столько пулемётов, гарантировано “очищавших” пространство вокруг танка (и следовательно – перед наступающей пехотой) от вражеских стрелков, засевших в окопах. Главный калибр - 76мм., предназначался для подавления укреплений полевого или деревенского типа. И завершали картину два 45мм орудия, обеспечивающие противотанковую оборону.
 
У пехоты, не имевшей в то время эффективных противотанковых средств (противотанковой артиллерии ещё не было!), не оставалось никаких шансов, при встрече с этой армадой.
 
Рассмотрим основные недостатки танка Т-35, но – применительно к тем условиям ведения боевых действий, для которых и создавался этот танк.
 
Незначительная скорость – до 30км/ч. Для машины, оперативно-тактическое назначение которой заключается во “взламывании” обороны и расчистке пути для пехоты следует признать достаточной. Для действий на оперативном просторе в стиле Т-34 – да, недостаточна, но для того, чтобы опередив пехоту, “закатать в асфальт” вражеских пулемётчиков в их же траншеях - вполне. А развивать успех должны были уже другие – “БТ-шки”.
 
Низкая маневренность. Для танка не предназначенного для встречных маневренных танковых боёв с себе подобными, а такую форму боя трудно было себе даже представить в начале 30-х, она просто не требовалась.  А укрываться за складками местности или обходить узлы противотанковой обороны не требовалось, опять-таки, при отсутствии оной, как таковой.
Противопульная броня. Броневая защита вполне соответствовала общепринятому в то время уровню. Никаких противотанковых ружей, фаустпатронов или базук тогда ещё не было и в помине.
 
 Слабый главный калибр (короткоствольная 76мм.). Его вполне хватало для прорыва переднего края, подавления пулемётных гнёзд и истребления пехоты. Для более же серьёзных укреплений была разработана концепция артиллерийско-воздушного удара, с 122-мм и 152-мм орудиями и бомбардировщиками ТБ-3 и СБ-2.
 
Авиационный двигатель. Просто впомним про американские танки с такими же двигателями. Причём – со звездообразными, а не рядными! Да ещё – 10 лет спустя.
 
Большой экипаж. Да, 11 человек (9 – на последних машинах) – это пехотное отделение. Но! В ПЯТИбашенном танке. Вполне однобашенный КВ-1 имел экипаж в 5 человек.
 
Ненадёжная трансмиссия. Да, имеется, факт – налицо. Надо признать ненадежная трансмиссия была и у КВ и даже у Т-34. Поэтому этот недостаток скорее закономерен , чем случаен. Отсутствие в СССР высококлассных специалистов и инженеров давало о себе знать.
 
Поэтому можно с уверенностью утверждать, что для условий боевых действий начала 30-х годов танк Т-35 представлял собой вполне удачный проект. И, повторим ещё раз, - только появление противотанковой артиллерии и связанное с этим изменение тактики боя определило мгновенное устаревание Т-35. Хотя он и успел повоевать в 41-м. Его ровесники к тому времени уже давно стали металлоломом. Потеря полусотни танков в первые две недели войны меркнет перед потрясающими потерями РККА во всех видах техники и вооружения в это время. Дело было не в технике, а в неспособности грамотно управлять войсками. Но это уже выходит за рамки данной статьи.
 
История применения и службы танка Т-35.
 
Уроки гражданской войны в Испании были учтены. 27 июня 1940 года в Москве состоялось совещание «О системе автобронетанкового вооружения Красной Армии», на котором рассматривался вопрос о перспективных типах танков и о снятии с вооружения старых образцов.  В отношении Т-35 мнения разделились, но в связи с начавшейся реорганизацией танковых войск Красной Армии и формированием механизированных корпусов Т-35 решили «оставить на вооружении до полного износа, изучив вопрос об усилении их бронирования (методом навесных броневых экранов) до 50 — 70 мм.
 
В результате почти все машины оказались в 67-м и 68-м танковых полках 34-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса Киевского Особого военного округа. Несколько машин находились в различных военно-учебных заведениях. Боевая карьера Т-35 оказалась очень короткой.


 

 

 

Комментарии

1  2  3  4 
















1  2  3  4 

RSS лента комментариев этой записи
Обновить список комментариев

Оставить комментарий


ФИО: (*)
Текст сообщения: (*)
Антиспам 2 + 8 =