Вспомни все
 



StuG III

В феврале 1940 г. из ворот завода фирмы «Даймлер-Бенц» вышли первые 30 полноценных самоходных штурмовых орудий, получивших название Gepanzerte Selbstfahrlafette fur Sturmgeschutz 7,5 cm Kanone (Sd. Kfz. 142) (бронированный самоходный лафет для штурмового 75-мм орудия), или 7,5 cm Sturmgeschutz III Ausf. A (сокращенно StuG III Ausf. A). Главным отличием серийных машин от прототипа было использование в качестве базы несколько видоизмененного шасси, корпуса и силовых агрегатов танка PzKpfw III Ausf. F. Боевая рубка почти той же конструкции, что и на предсерийных машинах, была изготовлена из листов цементированной брони и крепилась на бронекорпусе болтами.


По рекомендации артиллерийского комитета для противодействия огню противотанковых ружей и 37-мм противотанковых пушек на всех дистанциях бронирование рубки в лобовой части было увеличено до 50 мм и до такой же толщины была доведена броневая защита маски орудия. Толщина бортовой брони составила 30 мм, крыши рубки 11 мм и верхнего лобового листа корпуса – 27 мм. С левой стороны рубки, на надгусеничной полке располагался прямоугольный бронированный ящик, в котором устанавливалась радиостанция УКВ. Перед ней по левому борту, а также с правой стороны рубки имелись скосы из 9-мм листов гомогенной брони, повышающие снарядостойкость бортов машины. Таким образом САУ StuG III Ausf. A была прекрасно защищена от огня существовавшей в то время противотанковой артиллерии. 


Выпущенные в начале 1940 г. StuG III Ausf. A были сведены в три батареи: №640, 659 и 660, которые приняли участие во французской кампании. 640-я батарея воевала в составе полка «Великая Германия» (Gross Deutchland), 659-я – в XIII армейском корусе, а 660-я – в подчинении 3-й дивизии СС «Мертвая голова» (Totenkopf). К концу боевых действий на фронт прибыла спешно сформированная 665-я батарея, которая, впрочем, никак себя не проявила из-за скорого прекращения боевых действий.


Осенью 1940 г. для массового производства штурмовых орудий было выделено специализированное предприятие – фирма «Альмеркише Кеттен-фабрик» (Alkett GMBh). Первую партию из восьми штурмовых орудий она выпустила в октябре. Особенностью этих машин было то, что в качестве ходовой части в них использовалось шасси танка PzKpfw III Ausf. G без каких бы то ни было переделок (специальная «самоходная» база немного отличалась от танковой – главным образом интерьером и отсутствием бортового эвакуационного люка). На шасси крепилась боевая рубка от StuG III Ausf. A. Однако для массового изготовления все-таки приняли видоизмененное «самоходное» шасси, собранное из узлов танка модификации G, а позднее H. Эта модификация получила название Sturmgeschutz 7,5 cm Kanone Ausf. B. Последние из оставшихся в строю САУ этой модификации применялись в бовых действиях под Сталинградом зимой 1943 г.


В марте 1941 г. на вооружение вермахта поступила новая модель – StuG III Ausf. C, отличавшаяся от предудущей улучшенной конструкцией передней части рубки. Главной особенностью модели С и более поздних модификаций стал способ установки пушечного прицела. Для упрочения лобового листа штурмового орудия амбразуру для прицела в нем ликвидировали, а объектив последнего вывели наружу через лючок в крыше. Лобовой лист рубки стал монолитным, что положительно сказалось как на его прочности, так и на технологии произволства. Данная модификация производилась недолго – до мая 1941 г., и всего было выпущено 100 машин, когда на смену Ausf. C пришла почти ничем не отличавшаяся от нее Ausf. D. Даже в официальных немецких документах по выпуску и применению штурмовых орудий эти модели часто именуются как одна – Ausf. C/D. 


Последняя модификация StuG III с коротким стволом (длиной 24 калибра) появилась осенью 1941 г. Своим появлением эта модификация была обязана желанию немецких самоходчиков иметь специализированные командирские машины. Для установки дополнительной радиостанции (при условии сохранения боекомплекта) необходимо было увеличить объем боевого отделения: прямоугольную бронекоробку на левом крыле машины удлинили вперед, и точно такая же бронекоробка появилась симметрично на правом борту машины. Для упрощения производства с бортов САУ удалили броневые скосы. Поскольку при создании ходовой части модели Е использовались узлы и агрегаты танка PzKpfw Ausf. J, отличавшегося простотой и дешевизной производства, стоимость новой САУ немного снизилась. Переделка оказалась столь удачной, что созданную таким образом командирскую машину запустили в массовое производство и в качестве линейной САУ (в отличие от командирских, линейная StuG III Ausf. E имела всего одну радиостанцию и увеличенный до 50 выстрелов боекомплект), а Ausf. C/D сняли с производства.


Во время боев на территории СССР немцы столкнулись с острой нехваткой мощных мобильных противотанковых средств, и именно штурмовые орудия в наибольшей степени оказались способными бороться с советскими танками. Используя низкий силуэт, хорошее бронирование и малошумный ход своих боевых машин, зная о плохом обзоре из советских танков, немецкие самоходчики нередко подбирались к ним практически вплотную и одним-двумя выстрелами с предельно короткой дистанции подбивали их. Хорошо бронированные САУ с ближней дистанции успешно вели прицельный огонь и по амбразурам ДОТов. 
28 сентября 1941 г. Гитлер специальным приказом потребовал увеличения мощности танков и самоходных орудий вермахта. Для экономии времени при создании истребителей танков он предписывал использовать штурмовые орудия, перевооруженные длинноствольными противотанковыми пушками.


В результате появилась модификация StuG III Ausf. F (Sd. Kfz. 142/1). Эти самоходки отличались от более ранних модификаций своим вооружением: на них устанавливалась 75-мм пушка Stuk 40 L/43 с боекомплектом из 54 выстрелов. На крыше рубки монтировался электрический вентилятор. На 182 машинах позднего выпуска толщина лобовой брони рубки и корпуса увеличилась до 80 мм за счет крепления болтами дополнительных броневых плит, что вызвало увеличение боевой массы машины до 23,2 т. 31 машина этой модели из последней производственной серии была вооружена пушкой StuK 40 L/48. Всего было изготовлено 364 единицы САУ этой модификации.


Следующей модификацией StuG III была Ausf. F/8 (Sd. Kfz. 142/1). Базой для этих штурмовых орудий послужили танки PzKpfw III Ausf. J и L, от которых самоходные установки унаследовали все основные изменения в конструкции корпуса. На всех САУ этой модификации устанавливалась пушка StuK 40 L/48. Кормовая броня машины была увеличена с 30 до 50 мм. Всего было изготовлено 334 единицы StuG III Ausf. F/8.


Последней серийной версией стала модификация StuG III Ausf. G (Sd. Kfz. 142/1). Бронирование машин увеличилось до 80 мм. Некоторые изменения произошли в конструкции крыши рубки. Появилась командирская башенка и жесткая установка оборонительного пулемета MG-34, на части машин прикрытого щитом. С ноября 1943 г. САУ стали выпускаться с новой литой маской пушки типа «свиное рыло» (Saukopfblende).  

Штурмовое орудие StuG III примечательно уже тем, что оно выпускалось и применялось в боях в течение практически всей Второй Мировой войны - начиная с победной кампании вермахта во Франции и кончая его крахом в Берлине и Праге. Очень немногие образцы немецкой (да и советской или англоамериканской) бронетехники могли похвастаться таким завидным долголетием на сборочных конвейерах заводов. Среди массовых образцов боевых машин Германии и СССР всю войну от 22 июня 1941 г. до 9 мая 1945 г. прошли по большому счету наш Т-34 и немецкие Pz Kpfw IV вместе с StuG III. Вся эта троица состояла на вооружении армий различных государств и воевала в многочисленных конфликтах после окончания Второй Мировой войны. Такая судьба служит лучшей характеристикой этих боевых машин.


     StuG III сочетала в себе большое число положительных качеств - небольшие габариты, хорошие приборы наблюдения и связи, адекватное вооружение для решения поставленных боевых задач. Запас по усилению огневой мощи у этой самоходки был существенно выше, чем у танка-базы Pz Kpfw III, что и помогло ей продержаться на конвейере всю войну. Большим преимуществом был отлаженный производственный механизм по ее выпуску - машина была технически надежной и недорогой в производстве, в отличие от поздних образцов немецких истребителей танков, которые практически все страдали теми или иными техническими недостатками вследствие максимально ускоренных процессов их разработки и постановки на производство. Эти обстоятельства (вместе с целым комплексом других проблем) так и не позволили обеспечить немецкие войска желаемым количеством современных истребителей танков, поэтому в качестве замены "Ягдпантер" и Jgd Pz IV нередко использовали именно StuG III.


Еще со времен французской кампании StuG III был любимцем немецких пехотинцев - в тесном взаимодействии с пехотой боевые возможности последней повышались довольно значительно. Не растерял StuG III это уважение и после получения противотанковых способностей. И. П. Шмелев в своей книге как раз и отмечает, что поздние модификации штурмовых орудий (как на базе Pz III, так и на базе Pz IV) в 1944 - 45 гг. следует считать скорее противотанковым средством пехотных частей немецкой армии (до этого штурмовые орудия организационно относились к артиллерии). Даже для позднего периода войны StuG III был вполне неплохим противотанковым средством - его орудию было под силу поразить в лоб Т-34 или "Шерман". ИС-2 представлял собой более сложную цель, но и он имел уязвимые места, которые могли быть поражены 75-мм подкалиберными снарядами.


Разумеется, за все достоинства приходится чем-то платить, а то и жертвовать. Небольшие размеры боевой рубки StuG III приводили к крайней тесноте в боевом отделении. Его вентиляция была недостаточной, поэтому в боевой обстановке при частой стрельбе загазованность боевого отделения была иной раз просто невыносимой. Кроме того, несмотря на усиленную броневую защиту, StuG III была достаточно уязвима от огня любого советского противотанкового орудия и в ближнем бою. Всего одно удачное попадание в носовую часть могло вывести из строя коробку перемены передач (КПП) и обездвижить самоходку, что для безбашенной машины равносильно превращению в безответную мишень на поле боя. Такое поражение было чревато еще одним обстоятельством - трансмиссионное масло, вытекшее из пробитой КПП, могло и воспламениться, а эвакуация из подбитой машины была затрудненной из-за тесноты в боевом отделении. На поздних модификациях StuG III быстрому покиданию машины (особенно для раненых членов экипажа) мешали противокумулятивные экраны. Усиленная броневая защита по сравнению с базовой моделью Pz Kpfw III увеличивала общую массу машины и, как следствие, давление на грунт, которое у самого Pz Kpfw III и без того было довольно высоким. Это отрицательно сказывалось на подвижности и проходимости, хотя при боях на территории Западной и Центральной Европы развитая дорожная сеть сильно снижала влияние этого недостатка.


StuG III помимо вермахта и SS Waffen поставлялись в армии союзников Третьего Рейха - Венгрии, Финляндии, Румынии, Болгарии. После перехода трех последних в ряды стран антигитлеровской коалиции, штурмовые орудия в их частях воевали против своих создателей-немцев. Значительное число StuG III было захвачено Красной Армией (у нас они вплоть до начала 90-ых годов прошлого столетия именовались "Артштурм" - видимо не совсем точный перевод немецкого Sturmgeschütz) в ходе Московского и Сталинградского контрнаступлений. Они использовались как и в первоначальном варианте, так и в виде нашей переделки СУ-76И. Наши конструкторы при этом устранили один из недостатков исходной самоходки StuG III - тесноту боевого отделения - новая боевая рубка была гораздо более просторной (хотя и более высокой), да и экипаж по сравнению с исходным вариантом сократили на одного человека. Вооружались СУ-76И той же пушкой Ф-34, что и Т-34/76. При этом удалось увеличить угол горизонтального отклонения до 20 градусов. Таким образом, StuG III приняли прямое участие не только в завоеваниях и обороне Третьего Рейха , но и в его разгроме.


 

Комментарии

1  2 
















1  2 

RSS лента комментариев этой записи
Обновить список комментариев

Оставить комментарий


ФИО: (*)
Текст сообщения: (*)
Антиспам 9 + 3 =